Зовет долг – Читать книгу Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга Виктора Иванникова : онлайн чтение

Содержание

Гайд по прохождению миссии Долг Зовёт в Batman: Arkham Knight

«Долг зовёт» — это ещё одна миссия из серии Особо Опасных в Batman: Arkham Knight. Для того, чтобы выполнить задание, вам придётся выследить и спасти 16 пропавших пожарных. Бедные, не в чём неповинные, люди были взяты в заложники вооружёнными бандитами Готэма. Чтобы спасти пожарного вы должны вырубить всех бандитов находящихся рядом с ним. Не стесняйтесь пользоваться Страхом, чтобы вырубить нескольких противников сразу, и добить остальных. Вы сами в дальнейшем увидите, как это экономит время.

Прохождение миссий Особо опасные — Долг зовёт

Если вы запутались в расследовании других Особо Опасных дел, то рекомендуем вам пройти ниже, по ссылкам:

Общая информация «Долг зовёт»


  • Разборки с бандитами довольно нудные, но зато награды за спасения всех пожарных вас порадуют.
  • За выполнения миссии Долг зовёт вы получите внушительное количество очков WayneTech, которые вы сможете потратить на улучшения приспособлений Бэтмена, а это значительно упростит вам задачу в дальнейшем прохождении.
  • С пожарными можно поговорить и узнать кое-какую информацию,что-то более подробно разузнать вы сможете  в полицейском участке GCPD.
  • Вы можете не соблюдать порядок списка приведённый ниже, спасение пожарных проходит в любом порядке, разве что кроме последнего, но об этом потом.
  • По окончанию миссии вы сможете узнать кто стоял за всеми похищениями.

Награда за прохождение «Долг зовёт»


  • 18 очков WayneTech.
  • Невинные Жертвы — достижения.
  • Пожарные — биография и фигурка персонажа.
  • Во время миссии вы сможете получить дополнительные очки опыта — JUST DO IT!

Пропавшие Пожарные на Острове Блик


На острове Блик находятся шесть похищенных пожарных. Проблемы могут возникнуть только с последней группой бандитов.

1-ый: Адамсон, в северо-восточной части Острова Блик, недалеко от Чайнатауна, на балконе одного из зданий. Битва с 6-ю не вооружёнными бандитами.
2-ой: Эшли, находится в центре Чайнатауна, на балконе с красными фонарями, 8 вооружённых головорезов ждут вас. 3-ий: Лири-Вуд, находится в северной части острова Блик в здании Security Office, 5 невооружённых бандитов не станут для вас помехой. 4-ий: Вайат, находится в восточной части острова Блик, 6 головорезов, осторожно у некоторых есть пушки. 5-ий: Норман находится на юго-востоке острова Блик, рядом находится здание Фальконе. Зайдя за него вы обнаружите небольшой пирс, на котором вас уже ждут 9 обычных бандюков, и 1 здоровяк, у некоторых имеется при себе оружие.
6-ой: Кэннон находится на юго-западе острова Блик, возле здания, напротив острова с огромной Статуей.12 вооружённых до зубов бандитов ждут вас.

Пропавшие Пожарные на острове Миагани


На острове Миагани находится всего лишь четверо пропавших пожарных, поэтому мы советуем вам оставить этот остров на десерт, и перейти сразу к острову Основателей. Однако, чтобы не нарушать порядок островов сначала мы распишем Миагани. Опасность и количество вооружённых бандитов на этом острове не меньше чем на предыдущем, однако оснащение бандитов превосходит в несколько раз, так что прежде подумайте, а стоит ли сюда соваться.

1-ый: Грин, находится на северо-востоке острова Миагани, на юго-востоке от Моста Мерси, 7 бандитов у некоторых из них оружие, будьте на чеку.
2-ой: Хилл находится в центральной части острова Миагани. На первом этаже большого здания 9 головорезов, 1 из них с винтовкой. 3-ий: Ричардсон находится в юго-восточной части острова Миагани, на территории железнодорожного вокзала Гранд Авеню, 2 турели и 4 бандита, будут лёгкой добычей для вас. 4-ий: Даниэль находится в юго-восточной части острова Миагани, возле Башни Уэйна, прямо на углу вас ожидают 9 вооружённых бандитов.

Пропавшие Пожарные на острове Основателей


На острове Основателей вы найдёте 5 пожарных, причём ничего не обычного, кроме 5-го, которого вы найдёте в скрытой локации. Добраться до 5-го пожарного можно при помощи Бэтмобиля, который сможет выломать бетонную стену при помощи лебёдки. Точное месторасположение пожарного находится в подземных туннелях, над вывеской «Cuffs»(красные губы). После спасения всех, у вас останется 6-ой пожарный, о котором позже.

1-ый: Тейлор находится на юге острова Основателей, в центре Порта-Адамс внутри офиса. 8 вооружённых и опасных бандитов готовы оказать сопротивление. 2-ой: Блисс находится на северо-западе острова Основателей рядом с Райкер Хайтс. 2-ое громил 8 рядовых ждут вас с распростёртыми объятьями. 3-ий: Скотт находится в северной части острова Основателей рядом с Lighthouse. 6 вооружённых головорезов и 1 снайпер, ждут вас на огонёк, рекомендую избавится сначала от снайпера, включив режим детектива вы облегчите себе задачу.
4-ый: Уилсон находится в центральной части острова Основателей в Райкер Хайтс, рядом с рекламными щитами. 11 бандитов 3 из которых громилы не дадут вам скучать, вам придётся попотеть. Чтобы завалить часть, используйте Страх. 5-ый: Лозар находится в центральной части острова Основателей на севере от Райкер Хайтс. В туннелях вы найдёте пробиваемую стену используйте Бэтмобиль, чтобы попасть внутрь. 5-ый: 20 головорезов с 2-мя громилами, вооружённые до зубов, готовы снять с вас костюм… ну вы знаете…

Последний Пропавший Пожарный


Последний пожарный, которого нужно спасти, является Шефом Пожарной Станции, после его спасения вы поймёте, а может и не поймёте почему он так поступил. Выберите сторону и примите решение.

Досье на Рэймонда Андерхилла 6-ой: Глава Пожарной Станции Андерхилл находится на севере острова Основателей на вершине недостроенного здания. 6-ой: 20 головорезов вооружёнными всем, что есть в арсенале, окажут сопротивление Бэтмену. Будьте осторожны! После освобождения Андрехилл расскажет свою историю

virtualgameinfo.ru

ДОЛГ ЗОВЕТ. Грозный отряд

Мальбрек расположен в пятнадцати милях к северу от Сонливии, по обе стороны от торгового пути, который проходит, извиваясь, через холмы Демонических Огней и продолжается до Пепельного Дождя на северной окраине территории Салазара, где заканчивается Благоприятный край и начинаются наводненные бандитами Бесплодные земли.

Город горняков, Мальбрек поставлял большую часть гранита, который применялся в строительстве многих зданий Сонливии и являлся выгодным источником дохода для Серого города. Действующий канцлер Сонливии установил высокий налог на производимые городом товары в качестве благодарности за защиту со стороны местного гарнизона Алой стражи от бродячих мерзостей и кочующих бандитов, которые частенько наведывались в этот регион.

Барандас пробыл в Мальбреке лишь несколько часов, и ему уже хотелось назад, в Сонливию. Его пребывание в городе не имело никакого отношения к торговле и было связано с куда более мрачным делом — набором в армию. Наемная армия Телассы вскоре пересечет узкое морское пространство, разделяющее два города, и для защиты Сонливии понадобится каждый мужчина, которого можно зачислить в армию. Как вассал Серого города, Мальбрек имел моральную и правовую обязанность поставлять солдат во время вооруженных конфликтов. Барандасу предстояло собрать исходный материал — городскую молодежь — и сколотить из нее что-то стоящее.

Все это хорошо, за исключением того, что жители Мальбрека проявляли недостаточный энтузиазм к выполнению своих обязанностей.

Барандас, нахмурившись, смотрел на заплаканное лицо женщины, стоявшей перед ним. Два ее сына ждали несколько позади, уставившись в землю, на их лицах читались страх и стыд. Старшему отпрыску на вид лет двадцать, младшему, пожалуй, лет семнадцать. Достаточно взрослые, чтобы сражаться, рассудил Барандас, и разве у него самого нет шрамов, которые это доказывают?

— Их отец погиб в шахтах. Оставил меня вдовой, без медной монеты за душой, — говорила женщина. — Мои мальчики — хорошие ребята. Работают на каменоломне, чтобы поддержать мать и сестру — она еще совсем дитя. Кто же добудет нам еду, пока они будут где-то сражаться?

Турбал нетерпеливо постукивал ногой по земле. Коренастый седой Манипулятор не был склонен ко всяким тонкостям и проволочкам. Если бы все зависело от него, он заковал бы всех пригодных рекрутов в цепи и отправил их в тренировочный лагерь в повозках. Барандас уже дошел до такого состояния, что подумывал: а не самый ли это лучший подход к делу.

— Тебя будут обеспечивать средствами к существованию в отсутствие мальчиков, — сказал он. — Сейчас опасные времена. Магические мерзости бродят повсюду. Мы сделаем из твоих сыновей мужчин, научим их обращаться с мечом, чтобы после того, как угроза Сонливии минует, они смогли вернуться и помогать защищать город от тех ужасов, которые заполонили эту землю.

Женщина посмотрела на своих ребят.

— А что, если они не вернутся?

Барандас покачал головой.

— Тогда тебе выплатят соответствующую компенсацию. Мы на войне. Каждый мужчина должен внести свой вклад.

Младший из юношей скрестил на груди руки и бросил на Барандаса дерзкий взгляд.

— Эта война — не Мальбрека. Почему бы вам всем не вернуться в Сонливию и не оставить нас в покое? Меня заколебал ваш долбаный лорд-маг со своими указаниями, что нам делать.

Мать ахнула. Его брат повернулся, чтобы возразить, но сказанного не воротишь. Турбал вытащил свой ятаган. Подскочив к юнцу, он схватил его за горло свободной рукой.

— Слушай меня, ты, маленький придурок, — прорычал он. — Ты будешь сражаться как миленький. Будешь биться, словно от этого зависит твоя жизнь, — потому что, если это будет не так, я отрежу тебе яйца и пошлю их твоей дорогой мамочке, чтобы помнила, какого трусливого щенка она вырастила.

— Ты его душишь, — запротестовал брат мальчишки. Тот побагровел. Мать жалобно стонала.

Не успел Барандас приказать своему заместителю отпустить мальчишку, его старший брат схватил Турбала сзади за руки. Он попытался оттащить Манипулятора от брата, но Турбал молниеносно двинул локтем парню в живот, и тот, выпустив руки Манипулятора, согнулся пополам от боли.

— Довольно, — приказал Барандас, но седой воин, не обращая внимания на команду, шагнул вперед и врезал эфесом ятагана парню по голове — раз, другой, третий, и каждый раз слышался отвратительный хруст. Юный рабочий карьера рухнул на землю.

—  Довольно, — снова рявкнул Барандас, и на сей раз в его руке оказался меч. — Опусти оружие. Если ты снова не подчинишься мне, Турбал, я убью тебя.

Его помощник презрительно усмехнулся и помахал в воздухе своим ятаганом, эфес которого был покрыт кровью.

— Правильно, защищай этих трусов, — яростно выпалил он. — Твое дерьмовое осторожничанье ни черта не будет стоить, когда придут сумнианцы. Ты знаешь, что они делают со своими врагами? Давай я тебе расскажу…

Он не получил такой возможности. Мановением руки Барандас разоружил подчиненного — ятаган, вращаясь в воздухе, отлетел на дюжину футов в сторону. У Турбала отвисла челюсть от изумления.

— Я велел тебе опустить оружие, — заметил Барандас. Несмотря на охватившую его ярость, он не мог не почувствовать облегчения. Турбалу требовалась головомойка, но это разоружение могло привести к обратным результатам и оставить его с половиной разрубленного меча. Это отнюдь не укрепило бы его авторитет у мятежного коллеги.

— Ты сможешь взять обратно свой ятаган, когда я скажу. — Барандас опустил взгляд на упавшего рабочего. Из его головы натекла уже лужа крови.

Мать парня стала кричать.

— Кто-нибудь, сходите за лекарем, — громко обратился Верховный Манипулятор к собравшимся зевакам с вялыми лицами. Он повернулся к женщине и ее младшему сыну, который, похоже, вот-вот обмочится. — Сожалею о том, что здесь произошло. Найдите меня, когда узнаете… оправится ли он. Я прослежу за тем, чтобы вам каким-то образом возместили ущерб.

Он оставил рыдающую женщину и собравшуюся небольшую толпу за спиной. Как ни предосудительны были действия Турбала, это неприятное происшествие назревало с тех пор, как Барандас и два его помощника прибыли в Мальбрек. Город, по-видимому, забыл, что является вассалом Сонливии, забыл о том, что именно Салазар обеспечивает их безопасность и спокойный сон. Теперь, когда надвигается война с Телассой, жителям нужно напомнить, в чем заключается их преданность.

Салазар недавно вернулся в Сонливию после двухнедельного отсутствия. Лорд-маг пока еще не соблаговолил рассказать о том, где побывал. Состояние Халендорфа ухудшилось, и бремя организации армии Сонливии стало сказываться на Барандасе. Главный магистрат Тимерус в достаточной степени восстановился после выпавшего сурового испытания и уже вовсю занимался отбором новых магистратов для замены погибших в ходе покушения. Верхний эшелон правительства Сонливии вскоре будет кишеть людьми, преданными горбоносому главному магистрату — или, по крайней мере, более преданными, чем прежние. Тимерус — интриган, которому нет равных, его коварство обеспечило ему положение второго человека в государстве после самого Салазара.

Барандас вздохнул. Пусть Тимерус играет в свои игры. Перед ним же — более серьезные задачи, на которых следует сосредоточиться. Призыв солдат из бедных районов Сонливии шел полным ходом и на удивление хорошо, но три из крупнейших вассальных городов Сонливии обеспечили настолько скудный набор, что Верховный Манипулятор решил лично проследить за комплектованием армии в Мальбреке.

Он обливался потом в золотых доспехах, шагая в восточную часть города, где огромная каменоломня — основа промышленности Мальбрека — зияла, подобно гноящейся ране в земле. Солдаты в алых плащах отдавали ему честь, когда он проходил мимо, и заслоняли глаза от солнца.

В конце концов Барандас нашел того, кого искал. Гармонда, даже сидящего, трудно было не заметить. Он был одет в свои заколдованные доспехи с головы до ног, не пойдя ни на какие уступки полуденной жаре раннего лета. Единственное, что он снял, — это рукавицы, они валялись на столе рядом.

Перед огромным Манипулятором лежал лист пергамента, и он что-то писал на нем. В его кулаке размером с добрую ляжку перо выглядело несколько нелепо. Сначала Барандас даже поразился тому, что исполин умеет писать. Зверское выражение лица, присущее Гармонду, и его дурной нрав заставляли забывать о том, что он — отпрыск одной из самых известных семей в Сонливии.

Гармонд прервал свое занятие, когда подошел Барандас.

— Командир, — сказал он. Чудовищный шлем придавал голосу гиганта зловещее эхо, так что он вполне соответствовал его демоническому внешнему виду.

Барандас кивнул в знак приветствия.

— Сколько? — спросил он. Ему не очень-то хотелось слышать ответ.

— Восемьдесят пять. Они стали выходить довольно быстро после того, как я начал стучать головами друг о друга.

Барандас поднял бровь. Это больше, чем он ожидал от той маленькой части города, в которую назначил Гармонда. В Мальбреке проживало почти четыре тысячи человек, это самое большое из поселений на территории Сонливии, но до сих пор здесь набрали лишь несколько сотен мужчин.

— Кто-нибудь еще причиняет нам беспокойство?

Повернув голову в шлеме, Гармонд кивнул в сторону холма в нескольких сотнях ярдов к югу. На вершине холма располагалась группа имений, обнесенных заборами, с прелестными фруктовыми садами перед домами.

Барандас вздохнул. «Это всегда привилегированные граждане. Слишком богатые, слишком важные, чтобы посылать своих сыновей на войну».

— Я с ними поговорю, — сказал он.

Знать Сонливии по-прежнему сопротивлялась его усилиям, не желая принимать участие в обороне города. У него не оставалось выбора, кроме как поднять этот вопрос перед Тимерусом, который, вероятно, отмахнется от него с какой-нибудь неубедительной отговоркой. Тем не менее Барандас не видел причин, чтобы богатые торговцы и землевладельцы Мальбрека уклонялись от призыва.

Он пошел по тропинке, которая мягко извивалась вверх по холму. Прогулка была приятной. Отсюда он видел, как алые стражники ходят от двери к двери и вербуют подходящих кандидатов. Призванные получали один день, чтобы собрать все необходимое и попрощаться с родными, прежде чем отправиться в тренировочный лагерь за восточной стеной Сонливии.

Смахнув пот с бровей, он подошел к первому имению — маленькому особняку, скрытому за вишневыми деревьями, которые собирались расцвести, — и внезапно остановился.

Он вспомнил очень похожие деревья и день, начинавшийся так же великолепно.

В разгар дня воздух был наполнен ароматами лета. Запахи, которые всегда сопровождают жаркие дни в Сонливии, столь вездесущи, что их почти не замечают. Но ничто не могло заглушить благоухание цветения, резкий аромат травы и сладкий вкус розового сидра, столь популярного во время фестиваля Красного Солнца — единственного дня в году, когда лорд Салазар появляется перед своим народом.

Барандас вспомнил, с какой гордостью он маршировал рядом с товарищами во главе процессии. Тогда он служил в Алой страже, не прошло еще и года, как он вступил в ряды армии. Они прошли парадным маршем от Обелиска до заросшего буйной растительностью парка Вердиза, который занимал обширное пространство возле юго-восточного угла квартала знати, и проследовали к центру парка. Там безмолвно стоял Салазар перед огромным дубом.

Его называли Вечным деревом. Никто не знал, какое значение оно имело для лорда-мага, но само дерево было прекрасным, его золотые листья оставались нетронутыми сменой времен года. Вечное дерево, как помнили горожане, всегда занимало центральную часть парка.

Это было великолепное зрелище. Напоминание о тех чудесах, которые некогда существовали в мире, — до падения богов.

Он вспомнил, как сиживал под золоченой листвой дуба и молился о своей матери, когда она заболела. Пагуба в груди в конце концов убила ее, но он находил умиротворение в утешительных объятиях тени дерева.

Барандас закрыл глаза. Он вспомнил, как почувствовал неладное и, бросив взгляд вверх, увидел, что ветви над головой странно колышутся и потрескивают. Повинуясь интуиции, природу которой Барандас так и не понял по сей день, он бросился мимо Манипуляторов лорда-мага и сбил на землю невидимого убийцу прежде, чем тот успел всадить кинжал в спину Салазара. Поняв, что укрытие обнаружено, остальные убийцы соскочили на землю с ветвей огромного дерева. В течение нескольких секунд наступившего хаоса Барандас отбивался от невидимых убийц, получая рану за раной, пока нож не вонзился в его сердце.

Я стоял на коленях, харкая кровью. Салазар произнес какое-то слово, и неожиданно с убийц слетел покров невидимости и они стали видны всем. В бой вступили Манипуляторы, и с этого мгновения все поплыло у меня перед глазами.

Покушение на жизнь Салазара в день фестиваля Красного Солнца в конечном счете повлекло за собой Отбраковку. Самые могущественные маги Сонливии были признаны виновными в заговоре с целью убийства лорда-мага и найме чужеземных убийц. В тот день в Салазаре будто что-то надломилось, и позднее он приказал сжечь Вечное дерево и убить без всякой пощады всех магов в Сером городе и на зависимых территориях.

Что до Барандаса, то он проснулся с новым сердцем из заколдованного железа, и его ждало самое быстрое в истории города продвижение из стражника в Манипуляторы. Иногда он размышлял над тем, не было ли в этом преднамеренной иронии со стороны Салазара. Сердце из железа, дабы нести бремя долга и не разрываться от тяжести того, что должно быть сделано.

Он дошел до особняка. Облаяв его, собака убежала за дом. Барандас положил руку на эфес меча и кашлянул.

— По приказу лорда Салазара, лорда-мага Сонливии и законного властелина Мальбрека, откройте дверь.

Он ждал минуту или две. В конце концов дверь открылась, явив угрюмого старика в куртке из оленьей кожи, с трубкой в руке.

— Я уже говорил тому бронированному голиафу, — заявил он с досадой. — Тут, кроме меня, никого нет. Я слишком стар, чтобы сражаться в вашей проклятой войне.

Откуда-то из дома донесся кашель, который тут же оборвался, словно некто отчаянно пытался заглушить их.

— Думаю, что я посмотрю сам, — сказал Барандас. Он протиснулся мимо старика в прихожую и, пройдя через нее, оказался в роскошной гостиной.

— Это… это безобразие, — запротестовал старик, яростно затянувшись трубкой. — Да ты знаешь, кто я такой?

— Это не имеет значения, — ответил Барандас. Он окинул взглядом кожаные кресла и красивые шкафы палисандрового дерева. — Вы тут хорошо устроились.

Старик нахмурился.

— Горное дело идет у меня удачно. Я отправляю в город много камня. Всегда плачу налоги. До последней монетки.

— А это кто? — спросил Барандас, указывая на картину, висящую над камином.

На ней был изображен хмурый хозяин, только моложе. Рядом с ним — женщина такого же возраста с лошадиным лицом. Между ними — мальчик-подросток с выражением смертельной скуки на лице.

— Это моя жена, Милдра. Она мертва уже шесть зим.

— Я имел в виду мальчика.

На лице старого торгаша внезапно появился страх.

— Харальд? Его здесь нет. Я отослал его в Западную Скалу…

Снова раздался кашель. Он доносился со второго этажа.

— Если я обнаружу, что вы мне лжете, — сдержанно проговорил Барандас, — то вас закуют в цепи, имение отберут, а вашего сына поставят в самые первые шеренги солдат, когда начнутся военные действия с Телассой.

Торговец приуныл и слегка наклонил голову.

— Харальд нездоров. Подхватил какую-то болезн

librolife.ru

Долг зовет — Перевод на английский — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Долг зовет, но было круто повидаться.

Господа, сожалею, но долг зовет

И долг зовет, лучше не буду тебя задерживать.

Извините, что прерываю самый странный обед в мире но ты с кровью двойника, долг зовет.

Sorry to interrupt the world’s weirdest lunch, but, you with the doppelganger blood, duty calls.

Долг зовет и все такое.

Долг зовет, Альфредо.

Ладно, долг зовет.

Боюсь, долг зовет.

Прости, долг зовет.

Так, долг зовет.

Слышу, долг зовет.

Похоже, долг зовет.

Ну, долг зовет.

К слову, долг зовет.

К сожалению, долг зовет.

Заткнитесь. Долг зовет.

Я извиняюсь, долг зовет

Виноват, долг зовет.

context.reverso.net

Энн Маккеффри. ДОЛГ ЗОВЕТ. Флот

Энн Маккеффри. ДОЛГ ЗОВЕТ

Последнее время судьба была не слишком благосклонна к Альянсу, и, наверное, поэтому эскорт и конвой вынырнули из гиперпространства в компании космических обломков. Мы вернулись из странной черноты гиперпространства в невероятную звездную россыпь этого сектора, где было так тесно от планетных систем, что пришлось сразу же вновь готовиться к прыжку обратно и гораздо раньше, чем того бы хотелось адмиралу, обозревавшему вблизи халианские позиции. Но выбора у нас не было. Нужно покинуть тьму гиперпространства и выйти в относительно «открытую» область. Потребуется не меньше шести месяцев для того, чтобы уменьшить скорость нашего входа с 93-световой до величины, достаточной для выхода на орбиту вокруг осажденного мира Персвазии, конечной точки нашего пути. Сбросить такую чудовищную скорость следовало до того, как мы приблизимся к гравитационным сферам этого звездного скопления, а иначе есть риск лишиться Флота или, что еще хуже, конвой рассеется и его с легкостью обнаружит любой халианинский корабль. Адмирал проложил светящийся пунктир тормозного курса сквозь гравитационные сферы ближайших звездных систем для гашения скорости. Вот так мы и появились из гиперпространства, почти ослепленные бриллиантовым блеском мириадов звезд, которые так внезапно вынырнули из тьмы. А затем — «Внимание, опасность»! При каждом сигнале тревоги на дредноуте «Наводящий ужас» все шло своим чередом.

Я раздумывал над своим положением, пристегнувшись к посадочной капсуле немного впереди главного сектора адмиральского мостика. При таких обстоятельствах чем быстрее мы сможем убраться отсюда, тем лучше, поскольку, во-первых, множество контейнеров с боеприпасами, буксируемых транспортниками, запросто могли продырявиться этими обломками, летающими вокруг с немыслимой скоростью, и, во-вторых, мы были слишком близко к колониям Халии, которые тут расплодились три галактических года назад. Если они вышлют любой периферийный сканер, то непременно засекут черенковское излучение нашего плазменного оружия. Так что вспышки ударов по рою как на ладони высветятся по всей длине конвоя!

По мне, так всегда приятно попрактиковаться на настоящей мишени, если, конечно, эта мишень не ты сам (как пилот адмиральской колымаги я попадал в такие истории гораздо чаще, чем хотелось бы) Противопоставить этому скопищу обломков мне было нечего, так что я со спокойной душой прохлаждался возле головной пушки, когда услышал настойчивый сигнал с мостика.

— Хенсинг? Приготовьтесь к приему необходимых карт и данных по области ASD 800/900. Вы готовы лететь?

— Да, да, сэр, — бодро отрапортовал я, на корабле адмирала все всегда ко всему готовы — в противном случае вы рискуете угодить на свалку. Я узнал этот голос — голос помощника адмирала, капитана Хет Ли Винга, моего частого пассажира и осмотрительного военного стратега, пользовавшегося полным доверием адмирала Бан Кори Эберхарта. Капитан Хет разрабатывал некоторые наиболее удачные операций против халианских войск, атакующих планеты Альянса, а зачастую и сам принимал в них участие. Хет не обладал большим чувством юмора, да я бы и сам им не обладал, если бы был человеком лишь наполовину, а мои более полезные части были бы заменены в рабочем порядке. Мне кажется, что все эти запчасти сдвинули ему мозги. И единственное, что мне оставалось — это утешаться избитым, но вполне действенным юмором. — Данные получены.

— Вставай, Билл, — сказал он. Я сдавленно застонал — когда Хет так дружелюбен, хорошего не жди. — Адмирал.

— Мистер Хенсинг. — Адмиральский баритон как всегда звучал громко и четко, но пожалуй слишком бодро. — У меня есть для вас дело. Нужно произвести разведку на третьей планете ASD 836/929, поселенцы называют ее Вифезда. Ниже нас на половину светового года. На той самой, которую эти пираты захватили пару лет назад. Мы должны быть уверены в том, что Халия не знает о нашем продвижении. Не хотелось бы, чтобы они набросились на наш длинный ослиный хвост. Конвой нужно довести к колонии нетронутым. Они рассчитывают на нас.

— Да, сэр! — Мой голос выражал надлежащее одобрение и согласие.

— Для контакта с нашим местным агентом, который, к счастью, еще жив, с вами будет напарник. Вы знаете, что колония сдалась халианам. Все их вооружение состояло лишь из одних винтовок. — В нетерпеливом голосе адмирала проскальзывали нотки осуждения — люди, неспособные защитить самих себя от вторжения, не достойны уважения. К слову сказать, множество ранних колоний чуждалось агрессивности до тех пор, пока Альянс не встретил Халию. Или они встретили нас? Сейчас уже точно не упомню, ведь первый контакт состоялся, мне кажется, несколько поколений назад, по крайней мере, я провоевал всю свою сознательную жизнь. Однако это было SOP — завербовать нескольких «наблюдателей» в каждой колонии и снабдить их имплантированными приемниками на случай той опасности, которая постигла Вифезду.

— Хет даст вам координаты агента, — продолжал адмирал. — Ну, да минует нас Пыль Космоса, мы должны предпринять эту экскурсию, Билл, и вы лучше других с ней справитесь! Вот так-то! С вами полетит прошедший специальную подготовку напарник Билл. Она проинструктирует вас по дороге.

Это не сулило ничего хорошего. Но времени в обрез, если адмирал вынужден так круто менять наши планы, чтобы сохранить в тайне продвижение длиннющего транспорта и увильнуть от космической атаки халиан. Так или иначе, вопреки современной технологии, Флот никогда не сменял первоначальный порядок следования судов для безопасного препровождения их к месту назначения. Некоторые флагманы теряли так много кораблей или так путали их в неразберихе, что было совершенно невозможно собрать их воедино. С торговыми судами бывало и хуже, ведь собирать их все равно, что пасти стадо баранов, и зачастую потери значительнее. Эх, помню я таких.

— Да, да, сэр, — с поспешностью заверил я, демонстрируя убедительный, надо надеяться, энтузиазм по поводу предстоящей работы. Терпеть не могу иметь дело с этими «на местах» (энэм): большинство из них параноики, свихнувшиеся либо от постоянного ужаса разоблачения, либо от страха перед высшими властителями Халии или их местными прихвостнями, ставящими под сомнение само существование агентов. Репрессии халиан мучительны и изощренны. Я был рад, что контакт выпал на долю моего напарника.

В тот момент, когда я принял назначение, я получил доступ к базам данных «Наводящего ужас». Компьютеры «Оцелот-скаут», а тем более марки восемнадцать, пилотом которой я был, запрограммированы, главным образом, на тактику уклонения от удара, стратегическую поддержку, аварийный ремонт и на такое вот дельце с любым объемом памяти для немедленного реагирования. Мы не знали точно, могут ли халиане проникать в наши программы, но у меня никогда не было чувства, что они хозяйничают здесь, на моем дорогом зеленом красавце. Даже в том невероятном случае, если их сальные лапы добрались до одного из нас.

Статистика смертности и захвата в плен таких, как я, не способствует досужим размышлениям на эту тему, так что я много и не размышлял. Нейроны его мозга способны решать только насущные проблемы. Хорошо обученные профессионалы, как правило, наслаждаются чувством опасности, любят любой риск и неопределенность. Наверное поэтому у профессионалов низкий коэффициент выживания. Я удивился, что это была «она». Не сказал один великий пророк древности «О женщина, сосуд греха…» Ладно, он имел на это право, судя по всему, что я видел в космосе и на планетах.

— Удачи, Билл!

— Благословляю вас, сэр.

Пилоты-разведчики моего класса не нуждаются в инструктаже адмирала Эберхарта, но я оценил его учтивость. Как я уже говорил, смертность среди пилотов кораблей-разведчиков достаточно высока, и если беспокоиться по этому поводу сверх необходимого, едва ли можно рассчитывать на благополучное завершение предприятия.

— Разрешите подняться на борт, — голос, более глубокий, чем я ожидал, исходил из радиокомма шлюзового отсека. Я поднял глаза и чертыхнулся, давая выход беспорядочной путанице мыслей. «Она» была кошечкой, по иронии судьбы самым удобным компаньоном для меня и «Оцелот-скаут», причем совершенно изумительной… расцветки. Только представьте себе ее короткую золотисто-коричневую шерстку, неимоверное сочетание всех оттенков коричневого и золотисто-рыжего. Ее военная выправка не вязалась с этими тоненькими лоскутками меха на передних лапках и глубокими бороздами, которые могли быть, а могли и не быть шрамами. У ее ног лежал сверток, плотно перевязанный ремнями.

Конечно, я видел рабениан и раньше — подобно людям, это одна из немногих разумных рас в Альянсе, являвшаяся естественными хищниками и ставшая впоследствии очень хорошими воинами. Я не закатываю глаза, говоря о наших Союзниках, но, не конкретизируя, некоторые их них определенно не выказывают никакого боевого пыла, хотя, как персоналу тылового обеспечения, им нет равных в некоторых специальностях, и в этой войне Альянса с Халией их ценность неоспорима. На безрыбье и рак рыба, как говорят люди.

Эта рабенианка была не очень крупной — куда ей до некоторых экземплярчиков в их войсках. Я бы сказал, что она была достаточно молодой — они допускаются на военную службу в более раннем возрасте, чем люди — но даже взрослые женщины по размерам не превосходят наших лучших парней. У этой я отметил обычную для них странную ломаную линию плеч. Когда она стояла выпрямившись, руки свисали вниз, образуя какое-то подобие скособоченного угла, что не совсем естественно с точки зрения устройства человеческого тела. И как только она умудрялась стоять в такой курьезной вывернутой позе, кстати характерной для рабениан — колени согнуты, корпус наклонен вперед — сразу видно, что прямохождение для нее не единственный способ передвижения, наверняка она более эффективно пользуется всеми четырьмя конечностями. Халиане, правда, тоже могут передвигаться на четвереньках, но увидеть, как они шлепаются на все четыре, удается крайне редко, разве что — когда умирают. И это единственное положение, в котором мне бы хотелось их видеть.

— Разрешите… — терпеливо начала она снова, слегка подталкивая ногой сверток. Я открыл шлюз и впустил ее.

— Простите, но я никогда раньше не видел рабениан так, как сейчас вижу вас, — произнеся столь патетическую фразу, я ждал, что она представится.

— Б’гра Раналхар, — произнесла она, — младший лейтенант, Служба снабжения.

И если коэффициент выживания низок у тренированных, то еще ниже она у персонала Службы снабжения. Если она уже младший лейтенант, то это кое о чем говорит.

— Хм, меня зовут Билл Хенсинг, — ободряюще ответил я. Наше совместное времяпровождение должно быть довольно кратким, однако я предпочитал сделать его как можно более приятным.

Она быстро отсалютовала. Затем уголки кошачьего ротика слегка приподнялись, и нижняя челюсть дрогнула в некоем подобии улыбки — так, по крайней мере, мне хотелось считать.

— Вы можете называть меня Гра, это легче, чем ломать язык и брызгать слюной над всем остальным. Многие ваши так никогда и не справились с «рс».

— Может лучше Ванна? — Я сократил ее имя с той же легкостью.

— Ладно, впечатление вы произвели, — согласилась она, произнося двойное «с» со свистящим ударением. Втащив свой узел, осмотрела крохотную кабину «Оцелота». — Куда я могу положить его, Билл?

— Под переднее кресло. У нас тут все такое крохотное!

Я наконец углядел ее зубки и кончик нежного розового язычка, когда она действительно улыбнулась. Быстро сложив сверток, она повернулась, бросив наконец взгляд и на меня.

— Эх, самые быстрые корабли в галактике, — произнесла она с такой подкупающей теплотой, что мне захотелось тотчас же усилить это впечатление. — Мистер Хенсинг, пожалуйста, проинформируйте начальство о моем прибытии. Думаю, данные вы уже получили. Об остальном я расскажу вам уже по пути.

Она была вежлива, но непреклонна, весь ее пыл, очевидно, пошел на то, чтобы получить именно такое вот трудное задание. И мне это нравилось. Преувеличенно грациозно она уселась в кресло, щелкнув ремнем безопасности, — у нее изумительные «ручки», которые, в сущности, совсем не «лапы»— «лапы» ведь у халиан — и «пальчики» на этих ручках вполне нормального размера и даже с перепонками. Кончик толстого пушистого хвоста нервно подергивался, как жгут высовываясь из-за мягкой спинки кресла. Я зачарованно наблюдал за ним. Никогда раньше мне не приходило в голову, как красноречивы подобные несусветные крайности.

Тем не менее надо приступать к делу, и я передал на мостик сигнал готовности. Мгновенно получив ответное «о’кей», выпустил воздух из шлюза, уменьшая давление, тем самым позволяя своему звездному кораблику мягко оттолкнуться, и, аккуратно развернувшись, двинуться прочь от «Наводящего ужас».

Мне нравится вести «Оцелот». Управлять таким послушным кораблем просто мечта — запросто можно развернуть хвостом вперед, если хочется, и она выполняла команду, хотя и не совсем понимая меня. Напомню, что была марки восемнадцать, самой последней марки для флагманского корабля Флота серии «Исследование и развитие». И что ж, пять лет — это стандартный галактический возраст. Но я заботился о ней, делая все, что в моих силах, и в общем «Оцелот», учитывая нормальный космический износ, все еще на плаву, не считая повреждения кончика крыла, откушенного халианской железкой на второй год моего командования, в той заварушке, когда Хет и я прорвали пиратскую блокаду на FCD 122/785.

Конечно, это легковооруженное судно, и не может похвастаться вдобавок к маневренности и скорости еще и защищенностью — у меня всего четыре плазменных пушки: на носу, корме, по борту и с вращающейся сферой поражения. При этом я полагаюсь, скорее, на скорость и верткость — моя легкокрылая шалунья очень шустра, а я, черт побери, неплохой пилот. Могу поклясться в этом, поскольку уже доказал. Пять стандартных галактических лет назад при назначении на должность, и докажу еще не раз.

Я прибавил скорость, и Флот быстро исчез в черноте космоса, лишь слабое сияние оставалось там, где они еще палили, пытаясь вырезать проход в этой проклятой пыли, но и оно быстро исчезло. Предательское излучение могло стать очень опасным. Если бы халиане проследили за ним. Космос велик, а конвой медленно и осторожно пробирается через плотное шаровое скопление ASD, выходя на свою окончательную орбиту вокруг ASD 836/934. Пыль заполняла все это молодое скопление и, несмотря на свою ничтожную величину, представляла серьезную опасность для навигации.

Флот конвоировал так много кораблей через сектор по соседству с контролируемой халианами областью, по нескольким причинам. Во-первых, было необходимо расширить и укрепить колонию на Персвазии 836/934 и, во-вторых, усилить оборону двух ближайших планет Альянса — водного мира Персеполиса, океаны которого кишели съедобными морскими формами, источником позарез необходимого как гуманоидам, так и хорькоподобным халианам протеина, а также сказочных лесов Пуанцетти, более великолепных и бесценных, чем земные массивы секвойи, тиковых и красных деревьев. В секторе ASD у Халии имелось только три планеты, абсолютно никчемных, которыми можно было воспользоваться только как плацдармами для вторжения на более богатые миры под эгидой Альянса. Стараясь уменьшить эту вероятность, Альянс и послал войска и вооружение в этом конвое. И против него выступала Цель, главная халианская база в пространстве Альянса, великое наступление на которую составляло генеральный план Альянса.

Потеряв свою громадную скорость, конвой стал уязвимым для любого халианского мародера на протяжении целых шести месяцев, необходимых для маневра. Прыжок в гиперсвет, конечно, самый быстрый способ передвижения, но торможение занимает слишком много времени (ныряем и выныриваем, туда — обратно, и так всю жизнь). Поэтому Высшее Командование Альянса и провернуло несколько диверсий в секторах BRE и BSD, атаковав две достаточно важные планеты Халии и бросило огромные силы Флота в отвлекающий маневр в секторе KSD — стратегия, по-видимому сработавшая, судя по отсутствию поблизости видимых признаков активизации халианских сил. В гиперпространстве все смутно — где свои, где чужие? Но в обычном пространстве корабли очень легко обнаружить по этим расширяющимся конусам, создаваемым их излучением. Вдобавок ко всему, большое число кораблей в нашем конвое увеличивало опасность обнаружения любым судном, пересекающим этот остающийся хвост. К счастью, подобные конусы невозможно засечь с поверхности планеты, чего не скажешь о вспышках плазмы — в случае, конечно, если на Вифезде установлены нужные приборы.

Если бы мы смогли избежать дальнейших непредвиденных инцидентов, конвой имел бы хороший шанс выручить Персвазию и другие миры до того, как эти проклятые хорьки стянут ударные силы в область ASD.

Если честно, я никогда близко не сталкивался с халианами. Может быть, это удалось моему декоративному компаньону. Мне хотелось расспросить ее как можно быстрее, едва только мы ляжем на курс. Кончик ее хвоста продолжал едва заметно подрагивать даже когда мы достигли предельной скорости «Оцелот». Запрограммировав данные полета к Вифезде, я снова появился в нормальном пространстве с темной стороны в трех планетарных радиусах от нее. Проверил вычисления, а затем, предупредив Гра, снова запустил гиперпространственные двигатели — и мы исчезли из этого мира!

Отстегнув ремень, Гра с наслаждением потянулась, гордо задрав свой шикарный хвост. Слава Богу, она не видит, как я смотрю на нее. Заявлю без ложной скромности, что если на корабле-разведчике такой классный пилот, он в состоянии использовать гиперзвуковые двигатели и между планетными системами, там где огромному Флоту, если он хочет удержать свои многочисленные суда в каком-то подобии порядка, не стоит и пытаться.

— Билл, если вы выведете на экран область космопорта Вифезды, я расскажу вам о задании, — предложила она, наклонившись к терминалу. Я вызвал соответствующую карту. Она протянула когтистую лапу, отметив место посадки. — Мы сейчас движемся к северу от космопорта, ниже, там, где за нами не следят. Прямо под нами множество каньонов и ущелий, и беспорядочное нагромождение вулканических осколков, некоторые из которых превосходят Вашу «Оцелот». Прикиньтесь старым обломком, а я в это время быстро проберусь в поселок повидаться с нашим энэм.

— А когда высоко поднимется солнце и осветит мой, с позволения сказать, холмик, я окажусь тут, как на ладони.

Ее ответное хихиканье больше напоминало счастливое рычание.

— Солнце-то поднимется, ну так вы же будете замаскированы, — ответила она, указывая левой ручкой под кресло, туда, где валялся ее сверток.

— Замаскирован? — Вновь закудахтав, приоткрыла нижние зубы в своей невозможной рабенианской улыбке. — Как и я.

— Да ну? Вы бы уж полегче.

— Ничуть. Вам известно, почему многие создания развили столь необычный внешний вид и расцветку? Пестрота и цвет помогают стать невидимыми как для естественных врагов, так и для естественных жертв. Кстати, прекрасный пример, в вашем собственном мире я вполне сойду за кошку. — Она вздернула свои утонченные усики, снисходительно удивляясь бедным обделенным умом недорослям. — Тигры полосаты, потому что они обитают в джунглях, у львов испещренный мех, скрывающий их в степи или в саванне, пантеры черны и поэтому незаметны в ветвях деревьев или в полутени зарослей. Окраска их жертв также служит выживанию рода, отводя глаза хищнику, если они не делают никаких движений. В самом конце мы прихватим нескольких пленников. Биологические исследования халиан показали, что они, предположительно, не видят некоторых цветов и оттенков. — Она указала на свою пятнистую шкурку: — То, что сейчас на мне, позволит мне стать совершенно невидимой для врага.

— Ах, продолжайте, Гра, я не слышал ничего подобного!

— Выслушайте меня. — Ее рука поднялась вверх, а большие блестящие глаза сверкнули искоркой изумления, определенно вызванного моей покорностью. — Кроме того, мы определили, что, хотя халиане превосходно видят ночью, на рассвете и при заходе солнца они страдают куриной слепотой. Мой теперешний камуфляж идеально подходит для этой планеты. Я могу без всякого вреда для себя передвигаться на рассвете и в сумерках, оставаясь невидимой в течение всего светового дня, даже если халианин выйдет прямо на меня. Несомненно, мой внешний наряд абсолютно подходящ, а между тем, это только часть, и самая первая, тренировки рабениан. А мы, рабениане, умеем еще и совершенно неподвижно и тихо лежать в течение долгих и долгих часов. — Она ухмыльнулась на мое скептическое фырканье.

— Добавлю к этой врожденной способности и то, что Халия потеряла большую часть своего изначального чутья, когда стала все больше и больше полагаться на технологию, и я сомневаюсь, что они вообще заметят меня. — Ее ноздри раздувались, а усы слегка топорщились, подрагивая от отвращения. — Я могу унюхать халиан более чем за пять кликов. А они и у себя под носом не обнаружат мой след, бестолочи. Не используют, либо совсем потеряли почти все свои бесценные естественные способности. Не могут даже бегать на четвереньках. Нам хватило мудрости сохранить и отточить наши природные данные. И этот-то примитивизм, отказ от технических новшеств и даст перевес в этой войне. Мы уже доказали, что древние возможности сделали из нас незаменимых бойцов.

— У вас, рабениан, черт возьми, хорошая репутация, — великодушно согласился я. — Вы уже побывали в сражении? — тактично осведомился я так, для поддержания беседы, — новобранцы, как правило, избегают столь бурных излияний. Гра не казалась совсем взрослой и, скорее всего, впервые позволила себе впасть в такой экстаз.

— Часто, — сухая краткость одного этого слова убедила меня, что она, действительно, была временным бойцом. Гра быстро забарабанила «пальчиками» своей левой руки. — Халия, несомненно, грозный противник. Очень. — Она вытянула руку, на минуту выставив свои опасные коготки. — Встретиться нос к носу с этими недомерками опасная затея. Совершенно взрослый халианин размером мне по грудь — а эти их жутко мощные руки-обрубки, не хотелось бы увидеть их снова.

— Эти «короткопалые» шуточки по всем стандартам вызывают ужас — вот уж действительно юмор чокнутых! И между тем, вопреки отвращению, вы вдруг обнаруживаете, что жадно повторяете самый свежий анекдот.

— Халия, по-видимому, предпочитает использовать преимущества своей техники в воздухе, — продолжала Гра. — Но они не любители встречаться лицом к лицу. Я как-то раз видела, как халианин сграбастал одного нашего прямо под коленки и, подставив подножку, в три секунды порвал сухожилия. Иногда они бросаются на грудь, жуткими тисками сдавливая легкие, и перегрызают яремную вену. Однако, — добавила Гра с понятным высокомерием, — мы уловили весьма примечательную тенденцию в их войсках избегать встречи с рабенианами. К счастью, мы не возражаем против смешанных компаний.

Я выслушал несколько невероятных побасенок о похождениях смешанных компаний, вызвавших у меня даже некоторую гордость за то, что так много непохожих особей Альянса могли забыть ничтожность своих различий во имя великой Цели. А вдобавок к этому и несколько ужасных историй о том, что проделывает Халия с пленниками из этих смешанных компаний — у нас быстро вошло в привычку не оставлять своих тяжелораненных на милость врага. Конечно, подобные истории всегда ходят в войсках. Мне иногда кажется, что наших доблестных воинов поощряет к жестким мерам желание притупить этот ужас, заранее пережив его.

— Не следует полагаться на животную силу, чтобы победить их — это дело высшего разума. Мы, рабениане, надеемся, что с нашим чутьем к маскировке мы способны проникнуть в расположение их войск. — Она опустила руки вниз, и крепко уперлась, мышцы напряглись. — И я собираюсь это доказать.

— Побольше сил вам, — пожелал я, пряча иронию по поводу ее упований на свое раскрашенное тело. И правда, будучи настоящим военным пилотом, я достаточно разбирался в стратегии, чтобы понимать, что судьба сражения решается в космосе, и война выиграна тогда, когда планеты застрахованы от вторжения. — Еще одно. Вы можете обмануть этих глупых хорьков, но не людей, не людей на Вифезде. Вы сознаете, что совершенно беззащитны перед ними?

Гра хихикнула.

— Халия установила непрерывный комендантский час с рассвета до сумерек на захваченных планетах. Посадите корабль в незаселенном районе. Ни один из побежденных не отважится туда отправиться, а халианские воздушные патрули под маскировочной сеткой для нас неопасны.

Надеюсь, что так, хотя лично я их не боюсь ни в воздухе, ни на земле. «Оцелот» гораздо быстрее любого их самолета или космического корабля. Халиане предпочитают летать на малых кораблях — на всем известном нам пространстве у них нет ничего крупнее крейсера. И в этом есть свой смысл — с такими короткими руками и ногами они не смогли бы более эффективно управляться на борту. Их рубки управления набиты до отказа. Не поработать ли им еще и пальцами ног?

— Да, но вы должны вступить в контакт с агентом, а он живет в человеческой резервации. Как вы собираетесь оставаться невидимкой и там?

Она пожала узкими плечами.

— Буду осторожней. Нет, в самом деле, неужели сейчас на Вифезде все только и ждут какого-то рабенианина? — Ее губы дрогнули, и искорка изумления вспыхнула в больших карих глазах. — Люди, особенно несвободные люди, видят только то, что хотят видеть. Поэтому необычное или необъяснимое ими просто не воспринимается. Если они и заметят что-то, то не придадут этому значения и уж тем более не побегут доклад

librolife.ru

долг зовет — Перевод на итальянский — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

И долг зовет, лучше не буду тебя задерживать.

Долг зовет Так я лучше позвоню Эду и все отменю.

Она была бы в восторге, но долг зовет.

Так, долг зовет.

Это как «Долг зовет«, только тут «нужда».

К слову, долг зовет.

Да. Да, долг зовет.

Не могу, долг зовет.

Долг зовет, ребята.

Извини. Долг зовет.

Долг зовет, Альфредо.

Извините, что прерываю самый странный обед в мире но ты с кровью двойника, долг зовет.

Scusate se interrompo il pranzo più strano del mondo, ma, tu con il sangue del doppelganger, il dovere ti chiama.

Я бы с радостью, но долг зовет.

Виноват, долг зовет.

Боюсь, долг зовет.

Похоже, долг зовет.

Извини, но долг зовет.

Слышу, долг зовет.

Долг зовет, да?

context.reverso.net

По зову долга читать онлайн, Иванников Виктор

Принять решение

Войцех лежал на диване в отведённой ему Стариком комнате и, в который уж раз, анализировал встречу с некогда прославленным командиром спецгруппы ГРУ. Главным в этой встрече он выделял своё согласие принять его предложение. А оно было немного-немало, а перенацеливание с Госчиновника на Заказчика. Сейчас оно, это согласие, казалось довольно скоропалительным, чревато рядом последствий и, в первую очередь, ставящих под удар его друга Пьера, его близких, да и те программы, важные жизненно важные для Российских мальчишек и девчонок, каких Бог не обидел талантами. Этого же никак, ни при каких обстоятельства нельзя допустить. Столько уже затрачено на все приготовления, на начало реализаций сей программы. Ему же хорошо были известны повадки нелюдей вроде Заказчика и иже с ним. Для таких человеческая жизньничто! Мерилом всего для них являются деньги, власть! А всякие, кто посмеют их остановить или просто подвести, не выполнить данные ими указания, приказы, неминуемо должны погибнуть и зачастую тяжкой позорной смертью. И вместе с виновниками, по их мнению, должны погибнуть и близкие. Таков закон в их волчьей стае и никто не в силах защитить определённых в этой стае на гибель и мучения. Слишком уже велики возможности, которые сумели, пользуясь несовершенством законов, ханжеской моралью и зачастую чисто популистски провозглашаемых прав человека декларируемых, как правило, в пользу личности, но в ущерб обществу. Спасение Пьера, его близких в случае, если Заказчику станет известно его решение, будет очень тяжёлой задачей. Тягаться ему одному, даже с возможностями команды Пьера, с Дельцами из наркокартеля, задача практически невыполнима. У того, кроме денег, возможностей чисто силовым методом разрешить проблему, есть ещё и экономические, да и политические рычаги. И Пьер это ему чётко объяснил при их последней встрече, он же отлично всё понимал! Ведь как он не хотел принимать предложение наркодельца попосредничать в исполнении этого заказа. Ему же был ясен огромный риск для него лично, для его с таким трудом созданной и сейчас процветающей фирмы в случае какой-либо неудачи. Он же автоматически становится заложником. Но что мог поделать, дабы отказаться? Ему же в случае его отказа убедить Киллера ясно объяснили Он будет разорён дотла! Дилемма проста либо он убеждает этого профи взяться за заказ и он становится автоматически заложником, либо его ждёт полное разорение! Выбор, как, говорится, не велик. Он выбрал первое, вынужден был выбрать, некуда деваться! Обратился за помощью к другу, объяснил ему мотивы своего обращения, ничего не скрывая, в слабой надежде, что тот сумеет преодолеть защиту Госчиновника, осуществляемой спецслужбами Государства, пусть и разорённого, но с всё ещё являющимися мощными и сильными. Ну а далее? И тут Пьеру была ясна логика развития. Этого профи наркодельцы и далее продолжат терзать своими кровавыми заказами, пользуясь его отношением с Пьером и никуда им обоим не деться. Хорошо, что его друг Пальмиро, а он, Войцех, был для него под этим именем, прекрасно всё понял и отнёсся со всей серьёзностью к его просьбе. Сразу же уяснил у его названного брата нет другого выхода, рискнул пойти на Заказ убить одного из властителей России, крышевателя их наркотрафика, посмевшего скрысятничать. Война против спецслужб России, пусть и с опорой на возможности наркокартеля, но война! Хоть страна разорена и дезорганизована противоречиями между враждующими кланами, олигархами, бьющимися не на жизнь, а на смерть за близость к трону, телу. Ведь эта близость означает наглый, беспрецедентный доступ к ресурсам некогда богатейшей в мире страны. Пусть эта страна руководится бездарными, вытащёнными забугорными спецслужбами из ниоткуда ничтожествами, продажными деятелями. Но те возможности, что были заложены ещё в СССР, не исчезли полностью, а охрана одного из первых лиц Государства не шуточна! Чего чего, а позаботиться о себе эти деятели стараются в первую очередь! Так было, есть и будет, ведь они же понимают разорив страну, ввергнув народ в нищету, ограбив его, у них теперь, кроме этой охраны, нет никакой другой опоры и защиты. А сирены забугорные, поющие им о поддержке, тут же найдут замену.

Всё это было отлично ясно Войцеху, вот и рискнул. Действительность, правда, оказалась другой. Противоречия между теми, кто толпится у тела, гангстерские нравы, похуже тех, что были на Диком Западе, гласящие, кто не подо мною тот мой враг, причём во всём, в том числе и в организации служб, можно сказать, довели до ручки и саму их защиту, как бы она ни казалась грозной и монолитной. И, если бы не Старик со своей командой, заказ бы уже давно был выполнен. Правда за этим наступила бы вторая фаза намерений наркодельцов. И в ней Пьер всё равно остался бы заложником. Тут и «к гадалке не ходи!» Похоже, так и так с этим заказчиком пришлось бы разбираться, но уже самому. А тут всё-таки в связке с этой некогда прославленной и, видимо до сих пор сохранившей свою сплочённость командой, а умения ей не занимать, уже убедился. Он лежал и терзался мыслью Как поступить? Что сделать, дабы вывести своего друга и себя из этой напасти. Давая своё согласие, он оценил доводы этого командира. Что и говорить? В них был свой резон! Спасение от наркозависимости десятков тысяч молодых парней и девушек России!!! Но это на одной чаше весов, а на другой жизнь Пьера, его семьи и все те дела и программы, коими озаботили его боевые товарищи, его друзья. Ему ясно виделись в свете тех размышлений, какими он терзался всё время после встречи со Стариком, два варианта: первый инкогнито вернуться в Европу и приступить к разработке операции против самого Заказчика, при этом он твёрдо знал, каковы будут последствия в случае его обнаружения; второй открыто вернуться под предлогом подготовки новой серии покушений на эту крысу Госчиновника, а на самом деле приняться, конечно, скрытно, за подготовку покушения на наркодельца Заказчика. Оба эти варианта, учитывая патологическую недоверчивость, звериное чутьё опасности и возможности наркокартеля чрезвычайно опасны, имели много минусов. И в первом и во втором варианте решение вставшей проблемы придётся принимать ему самому, хотя Старик и предложил свою помощь, а ему было хорошо известно «он словами не бросается!». Войцех ещё долго прикидывал, анализировал варианты. Но, так и не придя к окончательному выбору, отложил своё решение на потом, после обсуждения их со Стариком. Сон, конечно, после этих раздумий не шёл, пришлось применить уже многократно проверенный способ. Спал неожиданно крепко, почему-то в отличии от обычных ситуаций с нерешёнными вопросами на этот раз его ни что его мучило. Утром, когда он проснулся, привёл себя в порядок, по внутреннему телефону ему позвонил сам хозяин усадьбы и предложил после завтрака, который ему принесут прямо в комнату, зайти, не мешкая, к нему. Старик встретил его серьёзным, сосредоточенным:

– Егор, я хотел бы обсудить с тобою создавшуюся ситуацию и твое решение, насчёт предложенного мною вчера варианта. Знаю, уверен, ты его «прокачал»! и это разумно. Так бы и я поступил в этом случае. Не сомневаюсь, у тебя есть сомнения в данном тобою согласии, это естественно. Наверняка появились соображения насчёт дальнейшего. Вот это то и важно сейчас и я намерен обсудить их с тобой. Войцех упрямо поправил его:

– Егор умер вместе со смертью моего командира, родителей, Катеньки и гибелью отчизны, Я отныне Войцех! Хозяин кабинета покачал головою:

– Хочу поправить тебя сынок, я, как и Дед, всех, кто со мною, считаю своими сынками, очень надеюсь, что теперь вот и ты тоже им стал., хотя знаю заменить собою твоего командира у меня не получится… Так вот, вопреки твоей оценки Отчизна не погибла! Она сейчас в тяжёлом, просто тяжелейшем положении народ остался, ему, в отличие от этих крыс, ограбивших и разоривших страну, некуда бежать! Он остался на земле своих предков и, не сомневаюсь, слышишь нисколько не сомневаюсь, что рано или поздно сметёт эту крысиную стаю, выпущенную на него забугорными дядями, спецами в таких поганых делах. Так было уже не раз, так будет и далее. Но быть по твоему Войцех так Войцех мне понятен твой довод. Знавал я в прошлом одного Войцеха, умнейший человек, жаль послушал этого тетерева. Ну да ладно, сие к делу не относится. Вернёмся к начатому. Сейчас тебя ищут все, кто получает деньги от этих самозванных управителей. Ищут, особенно средний состав служб, прошедший ещё советскую школу и желающий разом отличиться поправить свой нищенский уровень жизни, выбиться в те ряды, которые копошатся возле кормушек. Высший, тот практически из новеньких, с весьма посредственными деловыми качествами в отличие от среднего состава. Эти, кроме шума и делячества ничего не смогут реально осуществить. Низшему на всё плевать, он занят своими проблемами как выжить и на власть им в сущности наплевать. В общем бардак, есть бардак. Нам конечно сие на руку. Но повторяю, недооценивать серьёзность положения нельзя. У нас, скажу тебе откровенно, есть несколько каналов, по …

knigogid.ru

Читать книгу Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга Виктора Иванникова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Виктор Иванников
Сатанинские годы. Книга I. Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга.

© Виктор Иванников, 2015

* * *

In pugna non numerous militum, sed

fortituda eorum vincit

В битве к победе ведёт не число воинов,

а их отвага

Латынь.

Часть I
Новое направление противоборства
Глава первая
Эвакуация
Принять решение

Войцех лежал на диване в отведённой ему Стариком комнате и, в который уж раз, анализировал встречу с некогда прославленным командиром спецгруппы ГРУ. Главным в этой встрече он выделял своё согласие принять его предложение. А оно было немного-немало, а перенацеливание с Госчиновника на Заказчика. Сейчас оно, это согласие, казалось довольно скоропалительным, чревато рядом последствий и, в первую очередь, ставящих под удар его друга Пьера, его близких, да и те программы, важные жизненно важные для Российских мальчишек и девчонок, каких Бог не обидел талантами. Этого же никак, ни при каких обстоятельства нельзя допустить. Столько уже затрачено на все приготовления, на начало реализаций сей программы. Ему же хорошо были известны повадки нелюдей вроде Заказчика и иже с ним. Для таких человеческая жизньничто! Мерилом всего для них являются деньги, власть! А всякие, кто посмеют их остановить или просто подвести, не выполнить данные ими указания, приказы, неминуемо должны погибнуть и зачастую тяжкой позорной смертью. И вместе с виновниками, по их мнению, должны погибнуть и близкие. Таков закон в их волчьей стае и никто не в силах защитить определённых в этой стае на гибель и мучения. Слишком уже велики возможности, которые сумели, пользуясь несовершенством законов, ханжеской моралью и зачастую чисто популистски провозглашаемых прав человека декларируемых, как правило, в пользу личности, но в ущерб обществу. Спасение Пьера, его близких в случае, если Заказчику станет известно его решение, будет очень тяжёлой задачей. Тягаться ему одному, даже с возможностями команды Пьера, с Дельцами из наркокартеля, задача практически невыполнима. У того, кроме денег, возможностей чисто силовым методом разрешить проблему, есть ещё и экономические, да и политические рычаги. И Пьер это ему чётко объяснил при их последней встрече, он же отлично всё понимал! Ведь как он не хотел принимать предложение наркодельца попосредничать в исполнении этого заказа. Ему же был ясен огромный риск для него лично, для его с таким трудом созданной и сейчас процветающей фирмы в случае какой-либо неудачи. Он же автоматически становится заложником. Но что мог поделать, дабы отказаться? Ему же в случае его отказа убедить Киллера ясно объяснили Он будет разорён дотла! Дилемма проста либо он убеждает этого профи взяться за заказ и он становится автоматически заложником, либо его ждёт полное разорение! Выбор, как, говорится, не велик. Он выбрал первое, вынужден был выбрать, некуда деваться! Обратился за помощью к другу, объяснил ему мотивы своего обращения, ничего не скрывая, в слабой надежде, что тот сумеет преодолеть защиту Госчиновника, осуществляемой спецслужбами Государства, пусть и разорённого, но с всё ещё являющимися мощными и сильными. Ну а далее? И тут Пьеру была ясна логика развития. Этого профи наркодельцы и далее продолжат терзать своими кровавыми заказами, пользуясь его отношением с Пьером и никуда им обоим не деться. Хорошо, что его друг Пальмиро, а он, Войцех, был для него под этим именем, прекрасно всё понял и отнёсся со всей серьёзностью к его просьбе. Сразу же уяснил у его названного брата нет другого выхода, рискнул пойти на Заказ убить одного из властителей России, крышевателя их наркотрафика, посмевшего скрысятничать. Война против спецслужб России, пусть и с опорой на возможности наркокартеля, но война! Хоть страна разорена и дезорганизована противоречиями между враждующими кланами, олигархами, бьющимися не на жизнь, а на смерть за близость к трону, телу. Ведь эта близость означает наглый, беспрецедентный доступ к ресурсам некогда богатейшей в мире страны. Пусть эта страна руководится бездарными, вытащёнными забугорными спецслужбами из ниоткуда ничтожествами, продажными деятелями. Но те возможности, что были заложены ещё в СССР, не исчезли полностью, а охрана одного из первых лиц Государства не шуточна! Чего чего, а позаботиться о себе эти деятели стараются в первую очередь! Так было, есть и будет, ведь они же понимают разорив страну, ввергнув народ в нищету, ограбив его, у них теперь, кроме этой охраны, нет никакой другой опоры и защиты. А сирены забугорные, поющие им о поддержке, тут же найдут замену.

Всё это было отлично ясно Войцеху, вот и рискнул. Действительность, правда, оказалась другой. Противоречия между теми, кто толпится у тела, гангстерские нравы, похуже тех, что были на Диком Западе, гласящие, кто не подо мною тот мой враг, причём во всём, в том числе и в организации служб, можно сказать, довели до ручки и саму их защиту, как бы она ни казалась грозной и монолитной. И, если бы не Старик со своей командой, заказ бы уже давно был выполнен. Правда за этим наступила бы вторая фаза намерений наркодельцов. И в ней Пьер всё равно остался бы заложником. Тут и «к гадалке не ходи!» Похоже, так и так с этим заказчиком пришлось бы разбираться, но уже самому. А тут всё-таки в связке с этой некогда прославленной и, видимо до сих пор сохранившей свою сплочённость командой, а умения ей не занимать, уже убедился. Он лежал и терзался мыслью Как поступить? Что сделать, дабы вывести своего друга и себя из этой напасти. Давая своё согласие, он оценил доводы этого командира. Что и говорить? В них был свой резон! Спасение от наркозависимости десятков тысяч молодых парней и девушек России!!! Но это на одной чаше весов, а на другой жизнь Пьера, его семьи и все те дела и программы, коими озаботили его боевые товарищи, его друзья. Ему ясно виделись в свете тех размышлений, какими он терзался всё время после встречи со Стариком, два варианта: первый инкогнито вернуться в Европу и приступить к разработке операции против самого Заказчика, при этом он твёрдо знал, каковы будут последствия в случае его обнаружения; второй открыто вернуться под предлогом подготовки новой серии покушений на эту крысу Госчиновника, а на самом деле приняться, конечно, скрытно, за подготовку покушения на наркодельца Заказчика. Оба эти варианта, учитывая патологическую недоверчивость, звериное чутьё опасности и возможности наркокартеля чрезвычайно опасны, имели много минусов. И в первом и во втором варианте решение вставшей проблемы придётся принимать ему самому, хотя Старик и предложил свою помощь, а ему было хорошо известно «он словами не бросается!». Войцех ещё долго прикидывал, анализировал варианты. Но, так и не придя к окончательному выбору, отложил своё решение на потом, после обсуждения их со Стариком. Сон, конечно, после этих раздумий не шёл, пришлось применить уже многократно проверенный способ. Спал неожиданно крепко, почему-то в отличии от обычных ситуаций с нерешёнными вопросами на этот раз его ни что его мучило. Утром, когда он проснулся, привёл себя в порядок, по внутреннему телефону ему позвонил сам хозяин усадьбы и предложил после завтрака, который ему принесут прямо в комнату, зайти, не мешкая, к нему. Старик встретил его серьёзным, сосредоточенным:

– Егор, я хотел бы обсудить с тобою создавшуюся ситуацию и твое решение, насчёт предложенного мною вчера варианта. Знаю, уверен, ты его «прокачал»! и это разумно. Так бы и я поступил в этом случае. Не сомневаюсь, у тебя есть сомнения в данном тобою согласии, это естественно. Наверняка появились соображения насчёт дальнейшего. Вот это то и важно сейчас и я намерен обсудить их с тобой. Войцех упрямо поправил его:

– Егор умер вместе со смертью моего командира, родителей, Катеньки и гибелью отчизны, Я отныне Войцех! Хозяин кабинета покачал головою:

– Хочу поправить тебя сынок, я, как и Дед, всех, кто со мною, считаю своими сынками, очень надеюсь, что теперь вот и ты тоже им стал., хотя знаю заменить собою твоего командира у меня не получится… Так вот, вопреки твоей оценки Отчизна не погибла! Она сейчас в тяжёлом, просто тяжелейшем положении народ остался, ему, в отличие от этих крыс, ограбивших и разоривших страну, некуда бежать! Он остался на земле своих предков и, не сомневаюсь, слышишь нисколько не сомневаюсь, что рано или поздно сметёт эту крысиную стаю, выпущенную на него забугорными дядями, спецами в таких поганых делах. Так было уже не раз, так будет и далее. Но быть по твоему Войцех так Войцех мне понятен твой довод. Знавал я в прошлом одного Войцеха, умнейший человек, жаль послушал этого тетерева. Ну да ладно, сие к делу не относится. Вернёмся к начатому. Сейчас тебя ищут все, кто получает деньги от этих самозванных управителей. Ищут, особенно средний состав служб, прошедший ещё советскую школу и желающий разом отличиться поправить свой нищенский уровень жизни, выбиться в те ряды, которые копошатся возле кормушек. Высший, тот практически из новеньких, с весьма посредственными деловыми качествами в отличие от среднего состава. Эти, кроме шума и делячества ничего не смогут реально осуществить. Низшему на всё плевать, он занят своими проблемами как выжить и на власть им в сущности наплевать. В общем бардак, есть бардак. Нам конечно сие на руку. Но повторяю, недооценивать серьёзность положения нельзя. У нас, скажу тебе откровенно, есть несколько каналов, по которым мы можем отслеживать эту ситуацию, быть в курсе поисков тебя. По моим прикидкам и, зная существующий порядок, расклад, возможности, противоречия между олигархами и подчинёнными им структурами, вздыбленная управителями волна охоты не будет долгой. От силы продлится на «пике» всего дней десять, пару недель и затем начнёт затихать. Считаю, разумнее всего тебе пережить это время у нас. Уверен это оптимально. Никто не будет тебя искать здесь. До твоего Заказчика по купленным им информационным каналам дойдёт эта охота, да ещё в искажённом, преувеличенном варианте. Ведь каждый крот заинтересован побольше получить, вот и начнёт приукрашать. Сие уже проверено и не раз на практике. Тот начнёт её отслеживать. Думаю, о его реакции в отношении тебя за это время не стоит особенно-то беспокоиться. Ему остаётся только ждать. Сумеешь ты выбраться из западни или нет. Он же заинтересован в продолжении твоей охоты за крысой. Очень заинтересован. Над ним же тоже есть, кое-кто посерьёзнее и с него могут спросить за неудачу и потраченные деньги. А так у него есть веские аргументы. В общем, будет ждать во что всё выльется и только тогда начнёт делать выводы. Хозяин замолчал и принялся раскуривать свою трубку. Раскурив и «пыхнул» ароматным дымом, продолжил:

– К часу дня поступит первая информация, можно сказать из первых рук; об этой волне. Предлагаю тебе, Войцех, до её получения и осмысления отложить принятия решения. Оценим ситуацию, степень её опасности, тогда и продолжим. Войцех не долго думал, кивнул головою:

– Хорошо, принимается. А вот о твоих вариантах и соображениях давай поговорим сейчас:

– Сомнение у меня одно. Отказавшись от покушения на эту крысу, я поставил под угрозу жизнь дорогих мне людей, к тому же делающих нужное, сейчас очень важное для российских мальчишек и девчонок, коим Бог дал талант, пусть и для не многих. Но это, по-моему, очень важно, ведь это фактически сохранение генфонда нашего народа.

– Что? Заложник твоей операции?

– Да, я вынужден был пойти на это, практически не раздумывая.

– Понятно. Для этих зверей сие логично, они всегда, когда такое возможно, так поступают. Ну и какие у тебя по этому поводу соображения? Выслушав его, по обыкновению, молча, покурил свою трубку, раздумчиво произнёс:

– В принципе ты разумно мыслишь. Но мне видится второй вариант более толковым, что ли. Однако, он какой то беззубый. Ты только сам прикинь. Тобою проделана, прямо скажу, уникальная работа по организации трёх операций. А они сорваны! Скажу без бахвальства только для тебя лично. И они потому сорваны, что о них было достаточно много известно. Теперь встаёт вопрос. Откуда была получена сия информация? Думаю, логичен ответ Из его же логова! Вот так Войцех, из его логова! Ни много, ни мало! Тебя в этом случае просто сдали! И только твой выдающийся профессионализм, твой высочайший класс позволил тебе выжить и продолжать борьбу. Вот об этом ты должен извести своего посредника, когда вернёшься. Для доказательства перечислишь следующее: во-первых, информация о готовящемся покушении к жертве поступила весьма оперативно; вовторых была допущена, пусть и в недостаточном объёме и то, только благодаря твоим предпринятым мерам, утечка из логова Заказчика с данными об организаторе, численности команды, готовящемся снаряжении; в-третьих засветились фирмы, которые должны были перебросить эти снаряжения в Россию, через наши таможни и в какой город; в-четвёртых схемы операций покушений, исключительно из-за предпринятых тобою мер, крот не смог узнать, но вот сориентировать спецслужбы России всё-таки сумел. Есть и ещё факты. Если сказанного будет Заказчику недостаточно, то мы тебе дадим ещё и другие, как говорится с подробностями. Но заказчик, если он не профан в таких делах, должен понять подробности для него тоже высокая опасность. Куда глядел? Почему не предотвратил, ну и так далее. Крайне необходимо, чтобы посредник, как можно быстрее довёл до наркодельца твои выводы в отношении подготовки операций. Пусть тот немедленно начнёт охоту за этим кротом. Далее, пусть Посредник заявит ты не отказываешься от Заказа и выполнишь его сам, без всякой его помощи им нужно только добавить ещё миллионов пять к уже переданной ранее сумме. Остальную, необходимую ты возьмёшь из своего гонорара, но оставляешь за собою право, после завершения операции предъявить окончательный счёт, учитывая их прокол с кротом. Логика тут Войцех, проста тебе сдали, ты с огромным трудом выскользнул из расставленного капкана и теперь, уже не доверяя ни кому, всё организуешь сам. Организуешь с незначительной для них доплатой. По сути дела ты обвиняешь именно их в срыве покушения, в нарушении условия контракта, да ещё и с угрозой твоей жизни. Ты обвиняешь, а не они в невыполнении тобою их заказа. Считаю, что этот наркоделец, взвесив всё за и против, твоего Заложника не тронет. По крайней мере, до тех пор, пока ты либо сорвёшь его снова, либо выполнишь. Он вынужден будет выжидать, фактически не ведая, чем ты на самом деле будешь занят. На это время у тебя будут развязаны руки. За переданную тебе сейчас информацию я ручаюсь, так всё и было, всё это мы уже знали, она достоверна и может быть проверена. Необходимые для проверки данные мы можем предоставить, но в свою очередь, в обмен на определённую сумму и не малую. Он должен понимать. Никто ему за так информацию не отдаст. Это товар! Войцех задумался., но не надолго.

– Да-а, пожалуй. Это может сработать!

– Я рад сынок, это мы пришли к единому мнению. Ты до двух часов свободен, но вот ровно в два ко мне. Он усмехнулся:

– Послушаешь особенности нынешней национальной охоты за террористом В назначенное время они снова встретились. К тому времени Хозяин кабинета уже располагал сведениями из МВД, от одного сотрудника ФСБ и генерала ФСБ, связанного со службой охраны Госчиновника. Из них вытекало: Личность террориста установлена по данным из генеральной прокуратуры; развёрнута беспрецедентная по масштабам и привлечению сил и средств операция по поимке или ликвидации террориста; сформирована группа из лучших, сумевших выжить в условиях тотального изгнания из органов всех порядочных, честных служивых, сохранившихся в Генеральной прокуратуре, ФСБ, ФСО, МВД и пограничной службе; Этой группе предоставлены беспрецедентные возможности. Но, тут хозяин замолк, долго задумчиво попыхивал трубкой, закончив курить, аккуратно выбил пепел из трубки, продолжил:

– Сотрудник Генеральной прокуратуры, ранее занимавшийся поиском подозреваемого, утверждает Он погиб на глазах многочисленных свидетелей, об этом свидетельствуют соответствующие акты. Кроме того, сам подозреваемый на основании данных поисковиков и некачественной съёмки видеокамерой не может быть идентифицирован с высокой вероятностью, а других данных о нём нет. Он снова помолчал и продолжил:

– Уверен, эта волна не может продолжаться долгое время. Слишком много наличиствует забот такого же характера и не менее неотложных у этих самоуправителей, ведь проблемы терроризма, криминала, экономических войск и прочего никто не снимал с повестки дня этого режима. А главное им фактически не на кого опереться в стране. Народ, общество за малым исключением не только не собирается им помогать в этом вопросе, а наоборот симпатизирует этому парню, пытающемуся убрать с их шеи обожравшегося кровососа. Он снова раскурил трубку, помолчав, заговорил уже о другом.

– Войцех, ты уж извини, но мы зачистили твою квартиру в Москве и твой дом в Железнодорожном. Все твои вещи, которые мои парни сочли нужным забрать и могут тебе в будущем понадобится или тебе просто нужны, но смогут навести ищеек на твой след, уже здесь. Ты их сможешь забрать в любой момент. После нашей беседы тебя проводят в помещение, где они лежат. Осмотри и сам реши, если чего нет, сообщи. Твоя машина тоже у нас. Она в твоём распоряжении, её подрегулировали. И последнее, с имуществом, которое осталось всё ещё в гаражах, тебе придётся распрощаться, эти гаражики под «колпаком». Вот такие-то дела, сынок. Поэтому не суетись, отдохни, приди в себя. Всё, чего тебе будет при этом необходимо, скажи мне, поможем. Думаю однако, всё это не надолго. Завтра, если конечно не возникает какая-нибудь экстроординарная ситуация тьфу. тьфу, в это же время у меня. Ну, а если тебе понадобится моя помощь в чём то, буду рад тебе помочь. Три дня особых новостей об охоте не было. Как и рассчитал Старик, поднятая волна начала постепенно стихать Генерал сообщил:

– Спецы, которых включили в группу, вникнув в послужной список подозреваемого, переданный им из архивов Генеральной прокуратуры, под различными предлогами, невзирая на всякие посулы и угрозы, вышли из её состава. Не пожелали участвовать в этой охоте они, совесть и память не позволили им этого. Пришлось собирать новую команду, но уже из новеньких, готовых «копытом землю рыть.» Но они же пока научились только руки выламывать, принимать скорые и нужные хозяевам решения, да оформлять как надо шефам требуемые результаты. Правда спецы перед своим уходом уже успели вычислить дом в Железнодорожном, квартиру в Москве, цвет твоей машины. В Железнодорожном тебя опознала глазастая продавщица в Универмаге, где ты дважды покупал продукты. Наблюдательная дамочка оказалась, чёрт бы её побрал! Ну, а после этого уже дело рутинной техники. Вычислили домик, опросили соседей, определились с машиной перешли в поисках уже в Москву. Здесь им пришлось многое перелопатить, крупно поработать загнать в пот состав, но на то они и профи. В общем, вовремя мы сделали их зачистку. Да-а сии спецы добрались и до твоих боевых товарищей, коих не было в тот трагический день в Команде Деда. Их Илью, Сергея опросили лично, а Казимира с Опанасом по связи. Но те в один голос:

– Знаем, что наши парни во главе с командиром погибли страшной смертью. Каждый день в этой трагической для нас дате, мы встречаемся и поминаем их. Никого из них, в том числе и Егора мы более никогда не видали, и не слышали ничего о них. Вот после этого то, профи из набранной группы и отказались участвовать в охоте.

И ещё, как только откуда-то поползли сведения о том, кем на самом деле является человек, называемый этими управителями и их приспешниками террористом, так многие из тех, коих «зарядили» на эту охоту, фактически стали её саботировать. Кто как умеет, но саботировать на самом деле, имитировать своё рвение! Куда же денешься, ведь они живут только на одну зарплату. Кое с кем за это уже расправились. Но по всему, видать они на стороне этого человека, и вряд ли сдадут его. Ещё несколько дней этой волны и многие вообще будут считать его народным героем. Сам знаешькак сейчас такой нужен им. Им же очень хочется поверить в справедливость и наказании забравшихся к ним на шею кровососов. И по всем параметрам, ты сынок, вполне подходишь на эту роль. Ну да ладно, подождём. Я понимаю, тебе уже это осточертело, но придётся ещё подождать, да к тому же и наркоделец притих, выжидает поймают или нет тебя? Через пару дней при встрече, Хозяин сообщил:

– Новые члены из группы охотников «попёрли» на твоих боевых товарищей, ну так как они привыкли действовать. Подъезжают к КПП тех бывших военных городков, в которых твои парни организовали производство и давай по началу права качать. Но там ребятки, наверно и сам знаешь какие. Им есть чего и от кого защищать и защищаться. Да и умеют это дело делать не плохо:

– Мордой к стене, ноги пошире, руки поднять! Обшарят с ног до головы, посадят на железный табурет, да давай допрашивать, кто такие, за каким таким делом пожаловали на коммерческое предприятие? Где санкция прокурора! и так далее. Собьют спесь с этих бравых молодцов, подержат под присмотром пока со своим высоким начальством не поговорят, потом ещё несколько часиков попроверяют, пока не удостоверятся, что этот гусь и является тем, кем он себя выдаёт. Ну уже только после этого им сообщают день и часы, когда их примут. Один из них не выдержал, пригрозил явиться сюда с ОМОНом и разнести здесь всё в «пух и прах», а их хорошенько проучить. Но ему это дорого обошлось. Сразу же об угрозе известили своего человека, а тот губернатора, и ещё кое-кого. Ну а тот дал команду. «Пинком под зад», заменить! В общем, молодцам в конце то концов удалось провести беседы с твоими боевыми товарищами, но уже не в том ракурсе, в котором они привыкли себя видеть. Поняли, что их ждёт, если начнут нагло переть, угрожать. А в результате этих бесед ноль! Попробовали было наехать на кое-кого из жителей городков, но тот сразу, же известил охрану и кое-кого. В общем, встретились с этим, с любопытствующим осведомителем, как надо, крепко помяли. Больше не совались туда. Ещё через пару дней Старик известил Войцеха:

– Усиление постов ГАИ, в аэропортах, вокзалах и терминалах практически снято, других не менее важных и злободневных дел полно! Ещё пара, тройка дней и всё войдёт в нужный режим. Так и произошло. Через два дня Войцеха снова пригласили.

iknigi.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о