Васюки 12 стульев – Ответы@Mail.Ru: 12 стульев — Ильф и Петров. Как назывался шахматный клуб в Васюках до переименования Остапом в «Клуб четырёх коней»

Остап Бендер в Новых Васюках

Пожалуй каждый любитель шахмат помнит незабываемый момент из шедевра Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» — шахматный турнир в городе Новые Васюки (Нью Васюки). Сеанс одновременной игры проходил в клубе «Четыре коня» (переименован из «Шахклуба» по предложению Остапа).  Давайте вместе вспомним афоризмы Остапа Бендера, которые были расхвачены на цитаты (Глава 37 «Международный шахматный конгресс»).

Видео с участием Андрея Миронова (кинокомедия «Двенадцать стульев» 1976 год, режиссер Марк Захаров).

«Васюкинские шахматисты внимали Остапу с сыновьей любовью. Остапа несло. Он почувствовал прилив новых сил и шахматных идей.»

«– Шахматы! – говорил Остап. – Знаете ли вы, что такое шахматы? Они двигают вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что шахматный клуб четырех коней при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки?»

Подумайте над тем, как красиво будет звучать – «Международный Васюкинский турнир 1927 года».

«Приезд Хозе-Рауля Капабланки, Эммануила Ласкера, Алехина, Нимцовича, Рети, Рубинштейна, Мароци, Тарраша, Видмара и доктора Григорьева – обеспечен. Кроме того, обеспечено и мое участие!»

«Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрехэтажный дворец шахматной мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся пулей лифтах сидели вдумчивые люди и играли в шахматы на инкрустированных малахитом досках. Мраморные лестницы действительно ниспадали в синюю Волгу. На реке стояли океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город мордатые иностранцы, шахматные леди, австралийские поклонники индийской защиты, индусы в белых тюрбанах – приверженцы испанской партии, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Амазонки и, завидующие васюкинцам, – москвичи, ленинградцы, киевляне, сибиряки и одесситы. Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей. Но вот – все остановилось. Из фешенебельной гостиницы «Проходная пешка» вышел чемпион мира Хозе-Рауль Капабланка-и-Граупера. Его окружали дамы. Милиционер, одетый в специальную шахматную форму (галифе в клетку и слоны на петлицах), вежливо откозырял. К чемпиону с достоинством подошел одноглазый председатель васюкинского клуба четырех коней. Беседа двух светил, ведшаяся на английском языке, была прервана прилетом доктора Григорьева и будущего чемпиона мира Алехина. Приветственные клики потрясли город. Хозе-Рауль Капабланка-и-Граупера поморщился. По мановению руки одноглазого к аэроплану была подана мраморная лестница. Доктор Григорьев сбежал по ней, приветственно размахивая новой шляпой и комментируя на ходу возможную ошибку Капабланки в предстоящем матче с Алехиным.

Вдруг на горизонте была усмотрена черная точка. Она быстро приближалась и росла, превратившись в большой изумрудный парашют. Как большая редька, висел на парашютном кольце человек с чемоданчиком.

– Это он! – закричал одноглазый. – Ура! Ура! Ура! Я узнаю великого философа-шахматиста, старичину Ласкера. Только он один во всем мире носит такие зеленые носочки.»

«– Да! А впоследствии и вселенной. Шахматная мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Рыбинска в Ярославль. А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный турнир!

Остап вытер свой благородный лоб. Ему хотелось есть до такой степени, что он охотно съел бы зажаренного шахматного коня.»

«Остап скользнул взглядом по шеренгам «черных», которые окружали его со всех сторон, по закрытой двери и неустрашимо принялся за работу. Он подошел к одноглазому, сидевшему за первой доской, и передвинул королевскую пешку с клетки е2 на клетку е4.»

«– Гроссмейстер сыграл е2 – е4.»

«На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий. В остальных двенадцати черные применили хотя и устаревшую, но довольно верную защиту Филидора. Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни.»

«– Только что на этом месте стояла моя ладья! – закричал одноглазый, осмотревшись. – А теперь ее уже нет.»

«– Позвольте, товарищ, у меня все ходы записаны.

– Контора пишет! – сказал Остап».

«– Держите гроссмейстера! – ревел одноглазый.»

«– Пижоны! – в восторге кричал Остап. – Что же вы не бьете вашего гроссмейстера? Вы, если не ошибаюсь, хотели меня бить?»

«– Вы же понимаете, васюкинские индивидуумы, что я мог бы вас поодиночке утопить, но я дарую вам жизнь. Живите, граждане! Только, ради создателя, не играйте в шахматы! Вы же просто не умеете играть! Эх вы, пижоны, пижоны!.. Едем, Ипполит Матвеевич, дальше! Прощайте, одноглазые любители! Боюсь, что Васюки центром мироздания не станут! Я не думаю, чтобы мастера шахмат приехали бы к таким дуракам, как вы, даже если бы я их об этом просил! Прощайте, любители сильных шахматных ощущений! Да здравствует клуб четырех лошадей!»

Отрывок из фильма «Двенадцать стульев» 1971 года (режиссер Леонид Гайдай). В роли Остапа — Арчил Гомиашвили.

Вопрос к читателям: Остап в чьем исполнении, Миронова или Гомиашвили, вам понравился больше? Кто более убедительно сыграл «шахматиста»?

chesswood.ru

Прототип города Васюки из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова?

Город Козьмодемьянск, административный центр Горномарийского района, обойденный вниманием туристов, в какой-то момент наводнили слухи: судя по роману Ильфа и Петрова «12 стульев», прототипом легендарных Васюков был именно Козьмодемьянск. Возможно, слухи поползли благодаря креативному мышлению своего руководства или с подачи турфирм, но теперь туриста, выходящего с теплохода, прямо на пристани встречает надпись «Киса и Ося здесь были».

Между тем нигде в записках Ильфа и Петрова не сказано, что прототипом города Васюки был Козьмодемьянск. Старый заводской клуб, бревна, сложенные вдоль берега, обветшалые домишки – вот первые приметы населенного пункта, описанного в «12 стульях». Но есть и более точные факты. Когда Остапа и Кису Воробьянинова прогнали с корабля за неудачно нарисованный плакат сеятеля, Бендер прочитал о нем в туристическом справочнике 1926 года: «На правом высоком берегу Волги расположен город Васюки. Отсюда отправляются лесные материалы, смола, лыко, рогожи, а сюда привозятся предметы широкого потребления для края, отстоящего на 50 километров от железной дороги».

По мнению краеведов, в романе есть и другие признаки Козьмодемьянска. Например, Ильф и Петров писали, что в Васюках обитают 8 тысяч жителей (приблизительно столько было в Козьмодемьянске в 1926 году) , а на фабрике работают 320 рабочих. А на том, что из текста «12 стульев» прямо и четко следует, что Козьмодемьянск не может быть Васюками (капитан теплохода, на котором плыл Остап, объявляя ближайшие остановки, продиктовал: «Юрино, потом Козьмодемьянск, потом Васюки, Марианский Посад, Козловка»), здесь предпочитают не заострять внимание.
Местные власти и жителей, по всей видимости, вовсе не смущает и то, что в комментариях к роману имеется такое примечание: «Васюки – название вымышлено, описание города заимствовано из указанного путеводителя, где оно относится к городу Ветлуга, что расположен в верхнем течении одноименного притока Волги».
Впрочем, история с «украденным» брендом как раз вполне в стиле Остапа.

Поволжские города борются за звание Нью-Васюков

otvet.mail.ru

Значение фразеологизма «Нью-Васюки», Присхождение выражения

Фантазия и шахматы

«Нью-Васюки» — ироническое обозначение неосуществимых, фантастических планов.
«Родиной» выражения является глава XXXIV «Международный шахматный конгресс» романа И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев»: «Не беспокойтесь, — сказал Остап, — мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда приезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва — в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира.
— Всего мира!!! — застонали оглушенные васюкинцы».

…хотя самого выражения в романе нет!

«Нью-Васюки» и др.

«Нью-Васюки» одна из многих крылатых фраз из романов «12 стульев» и «Золотой телёнок», вошедших в золотой фонд русского языка

  • Ключ от квартиры, где лежат деньги
  • Остап Бендер
  • Вам некуда торопиться. ГПУ к вам само придет
  • Лед тронулся
  • Камни подобраны со вкусом
  • Пролетарий умственного труда, работник метлы
  • Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице
  • Голубой воришка
  • Меня сенат не уполномочил
  • Один мой знакомый тоже продавал государственную мебель
  • Жертва аборта
  • Заседание продолжается
  • Вдова Грицацуева
  • Слесарь-интеллигент
  • При наличии отсутствия
  • Овес нынче дорог
  • Знойная женщина — мечта поэта
  • Почем опиум для народа?
  • Союз меча и орала
  • Вы в каком полку служили?
  • Заграница нам поможет
  • Спасение утопающих — дело рук самих утопающих
  • Утром деньги — вечером стулья
  • Дети лейтенанта Шмидта
  • Сухаревская конвенция
  • Автопробегом — по разгильдяйству и бездорожью
  • Подпольный миллионер
  • Воронья слободка
    и т. д.

«Нью-Васюки» живут и побеждают

«Нью-Васюки мэра Вильнюса»
Мэр Вильнюса Артурас Зуокас знает, как построить город своей мечты, преодолев и недоверие окружающих, и финансовые трудности. «Наш главный товар — удачно сформулированная, хорошо просчитанная нестандартная идея, которая в одинаковой степени приносит выгоду и инвестору, и городу», — так объясняет секрет своего успеха городской голова «столицы будущего».
Валерия Бондаренко. 12 ноября 2004.

chtooznachaet.ru

New Васюки — Записки несостоявшегося этнографа

    Про один из городов, который послужил местом съемок фильма по мотивам романов Ильфа и Петрова, я как-то уже рассказывал. Сегодня хотел бы показать ещё один подобный городок, точнее село, находящееся совсем недалеко от Нижнего, прям на Волге. Это село стало ильфопетровскими Васюками. Именно сюда причаливали Великий Комбинатор и Киса, чтоб обыграть местный шахматный клуб. Село это называется Работки, что в Кстовском районе.

    В конце XX века одному из старейших приволжских сёл Кстовского района – Работкам – был присвоен статус исторического населённого места Нижегородской области. В простонародье Работки называют Васюками в связи с тем, что в 1971 году режиссёр Леонид Гайдай снимал здесь эпизод фильма «12 стульев». В официальные списки памятников включены сразу несколько объектов историко-культурного наследия этого села.

    Есть несколько преданий, объясняющих название села. Первое повествует о том, что на этом месте Иван IV во время первого похода на Казань в феврале 1548 года заставил своих воинов доставать пушки, провалившиеся здесь под лёд. Судя по всему, «работка» была не из легких: снаряжение будущего Ивана Грозного рыбаки вылавливают до сих пор, а находки в качестве ценных экспонатов выставляет районный краеведческий музей. Вторую версию связывают с тем, что жители занимались сезонными работами на Волге. В «Нижегородском топонимическом словаре» фигурирует и старое название Работок – Погост. К слову, Михайло Ломоносов в своей «Российской истории» называл погостами селения, хорошо и правильно построенные.

По возвращении русской рати с победой из-под Казани в 1552 году, Иван IV пожаловал своё волжское становище за верную службу стрелецким головам Константину Левонтьеву и Максиму Кречетникову, потомки которых размежевали земли. Так появились Большая Работка и Малая Работка (Верхняя Работка и Нижняя Работка). В конце XVI века здесь была построена рубленая церковь в честь святого Дмитрия Солунского, считавшегося покровителем этих мест. Однако в результате Черемисских войн, охвативших Поволжье, православный храм был сожжён, а сам населённый пункт подвергся разорению. В 1613 году, когда Большая Работка (на взгорье) стала вотчиной участника нижегородского ополчения Гаврилы Верёвкина, это было сельцо, где стоял двор помещика, но ещё не было церкви.

  С 1618 года вдовы и дети участников освобождения России от польско-литовских интервентов, получившие во владение деревню Нижняя Работка, вновь начали возводить храм в честь Дмитрия Солунского. Так, в память об их родственниках, павших при защите Москвы от войск польского королевича Владислава, отдельно от жилых домов – на вершине горы – появилась деревянная церковь (объект несколько раз перестраивался, но до наших дней не дошёл). В середине 1640 годов Работки в объединённом виде находились в личном владении патриарха Никона, а после ликвидации патриаршества в 1700 году село перешло в дворцовое ведомство. Впоследствии хозяевами Работок были генерал-майор А.Я.Шубин, граф В.Г.Орлов, графиня В.Н.Панина.

    Расцвет села был связан с представителями старинного дворянского рода Шубиных, которые оказались здесь в 40-е годы XVIII века. Дело в том, что Алексей Яковлевич Шубин, служивший в Семёновском полку и отличавшийся редкой красотой, ловкостью и энергичностью, был ординарцем и фаворитом цесаревны Елизаветы Петровны. Анна Иоанновна удалила его от двора цесаревны сначала в Ревель, а потом – в Сибирь, на Камчатку, где он был насильно обвенчан с местной жительницей. Уже в статусе императрицы в 1741 году Елизавета приказала отыскать возлюбленного, и «за невинное претерпение» он был произведён в генерал-майоры и в майоры лейб-гвардии Семёновского полка и пожалован богатыми вотчинами. В следующем году Алексей Шубин, недовольный предпочтением, оказываемым императрицей Разумовскому, вышел в отставку и поселился в своем имении.

  Под правлением Шубиных Работки заметно разрослись. Жители занимались хлебопашеством, промыслами и торговлей. Бурному развитию села способствовала находившаяся рядом дорога на Казань и, конечно же, близость к Волге. Здесь рубились небольшие ладьи и насады, которые отправляли на продажу в Нижний Новгород. От пристани отходили лодки и барки с грузами на Макарьевскую ярмарку. Со временем Работки превратились в один из центров деревянного судостроения не только малых, но и крупных парусных судов — расшивов. Всё это обусловило и развитие местного канатно-прядильного промысла, и появление крупных судовладельцев, и строительство первой каменной церкви в округе.

    О том, что Работки были когда-то крупным торгово-промышленным селом, сегодня «говорят» памятники гражданской архитектуры – жилые дома купцов Л.Ильичева, П.Болтунова, Н.Ухова с торговыми помещениями и другие добротные просторные строения на каменных сводах, напоминающие о былом величии села.


    Состояние большинства объектов историко-культурного наследия оставляет желать лучшего: многие из них пустуют и требуют серьёзных инвестиций. Это касается и памятника В.И.Ленину, дошедшему до наших дней с пробитой «головой».

Иногда встречается интересная резьба

Памятник Ленину с пробитой головой

Задворки

Затон. Когда то тут было довольно много кораблей, сейчас их почти нет…

На Волге уже во всю ловят рыбу

Около Работок расположено Село Кадницы, из которых открывается чудесный вид на Волгу и устье реки Кудьмы

Использован текст с http://www.gttp.ru/MP/mp_130.htm

Добавить в друзья в ЖЖ  ||   Facebook   ||   Twitter   ||    Instagram    ||

cheger.livejournal.com

Двенадцать стульев — это… Что такое Двенадцать стульев?

«Двена́дцать сту́льев» — роман И. Ильфа и Е. Петрова. Написан в 1927 году. Жанр — остросатирический роман-фельетон. У романа есть продолжение — «Золотой телёнок».

Персонажи

Центральные

Эпизодические (в порядке появления)

  • Безенчук — гробовых дел мастер в уездном городе N
  • Тихон — дворник в бывшем особняке Воробьянинова в Старгороде
  • Александр Яковлевич («Альхен») — завхоз 2-го дома Старсобеса, застенчивый воришка
  • Варфоломей Коробейников — зав. старгородским архивом, бывший чиновник канцелярии градоначальства, ныне работник конторского труда
  • Мадам Грицацуева — вдова инвалида империалистической войны, жена Остапа Бендера
  • Члены «Союза меча и орала»:
    • Виктор Михайлович Полесов — гениальный слесарь-интеллигент, кустарь-одиночка с мотором
    • Елена Станиславовна Боур — бывшая красавица-прокурорша, любовница Воробьянинова
    • Кислярский — глава Одесской бубличной артели «Московские баранки»
    • Дядьев — хозяин «Быстроупака»
    • Максим Петрович Чарушников — бывший гласный городской думы, а ныне чудесным образом сопричисленный к лику совработников
    • Никеша и Владя — вполне созревшие недотёпы, лет под тридцать
  • Коля Калачов — московский приятель Бендера, у которого он планировал остановиться в общежитии студентов-химиков
  • Елизавета Петровна Калачова — жена Коли Калачова
  • Элла Щукина (Эллочка-людоедка) — жена инженера Щукина; в общении легко обходится тридцатью словами
  • Инженер Щукин — муж Эллочки-людоедки
  • Авессалом Владимирович Изнурёнков — остряк-профессионал
  • Никифор Ляпис-Трубецкой — поэт, автор Гаврилиады
  • Инженер Брунс — владелец гарнитура генеральши Поповой
  • Монтёр Мечников — заведующий гидропрессом в театре «Колумб»; человек, измученный нарзаном

История создания романа

История создания романа описывается в одной из глав книги Валентина Катаева «Алмазный мой венец». Валентин Катаев предложил Илье Ильфу и Евгению Петрову (своим другу и брату) сюжет о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура. Они должны были разработать тему, написать черновик романа, а Валентин Катаев просто пройдётся по их трудам своим «блестящим пером».

Валентин Катаев оставил новоиспечённым литературным неграм подробный план будущего романа, а сам уехал на Зелёный мыс под Батумом сочинять водевиль для Художественного театра. Несколько раз И.Ильф и Е.Петров присылали ему отчаянные телеграммы, прося советов по разным вопросам, возникающим во время написания романа. Валентин Катаев сперва отвечал им односложно: «Думайте сами», а вскоре и вовсе перестал отвечать, целиком поглощенный жизнью в субтропиках.

Едва он вновь появился в Москве, как перед ним предстали его соавторы. С достоинством и даже несколько суховато они сообщили ему, что уже написали более шести печатных листов. Один из них достал из папки аккуратную рукопись, а второй начал читать вслух. Уже через десять минут Валентин Катаев понял, что «рука мастера» этому роману вовсе не потребуется, а он сам не имеет никаких прав указывать своё имя на обложке: соавторы не только великолепно выполнили заданные им сюжетные ходы и отлично изобразили портрет Воробьянинова, но, кроме того, ввели совершенно нового, ими изобретённого великолепного персонажа — Остапа Бендера.

После этого Валентин Катаев переписывает договор с издательством на И. Ильфа и Е. Петрова. Однако не стоит думать, что он был совсем уж бескорыстен: соавторам было выдвинуто два условия. Во-первых, они должны были посвятить роман ему и это посвящение должно было быть напечатано во всех изданиях — как на русском, так и на иностранных языках, на что соавторы с лёгкостью согласились, тем более они не были даже с точностью уверены, будет ли хоть одно издание. И до сих пор, даже если вы открываете современное издание «Двенадцати стульев», на первой страничке неизменно написана короткая фраза: «Посвящается Валентину Петровичу Катаеву».

Во-вторых, с гонораров за книгу соавторы обещали подарить ему золотой портсигар. Это условие также было принято после небольшого обсуждения.

После этого события соавторы по-прежнему пишут вдвоём — днём и ночью, азартно, как говорится, запойно, не щадя себя. Наконец в январе 1928 года роман завершён, и с января по июль он публикуется в иллюстрированном ежемесячнике «Тридцать дней». В первой журнальной публикации было 37 глав. В первом отдельном издании 1928 года (издательство «Земля и Фабрика») была 41 глава, во втором 1929 года, того же издательства, уже 40. В архивах сохранилось два авторских варианта романа: рукопись Петрова и машинопись с правками обоих авторов. Ранний рукописный вариант содержит двадцать глав без названий. В машинописном варианте текст был разбит на сорок три главы с титульными листами. После второго книжного издания в октябрьском номере «Тридцати дней» за 1929 год были опубликованы еще две ранее не издававшиеся главы. Однако дальнейшие издания базировались на первом книжном издании с 40 главами.

Завязка сюжета

На протяжении всего романа дуэт Остапа Бендера и Ипполита Матвеевича Воробьянинова (он же Киса) занимается поиском сокровищ мадам Петуховой, которая была тёщей Ипполиту, а именно бриллиантов, спрятанных в одном из 12 стульев изящного гарнитура мастера Гамбса. Она спрятала их, остерегаясь обыска, но не решалась признаться зятю, памятуя о том, что он раньше был ужасным мотом и транжирой и уже промотал состояние её дочери. Открывается мадам Петухова ему только перед смертью. Эту тайну узнаёт и отец Фёдор, которому она исповедовалась. Ипполит Матвеевич пускается в погоню за бриллиантами, но так как его авантюристские наклонности весьма слабы (впрочем, как и организаторские), он доверяется молодому человеку с шарфом, но без носков по имени Остап Бендер. С этого момента их уносит в круговорот из поисков, неудач, стараний и головокружительных авантюр — от создания тайного общества до превращения захолустного городишки в шахматную столицу вселенной.

Прообразы

Памятник Остапу Бендеру в Элисте

Основой сюжета романа послужил рассказ А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценная жемчужина спрятана внутри одного из гипсовых бюстиков Наполеона. За бюстиками охотятся двое бандитов, один из которых перерезает другому горло бритвой. После выхода книги «Двенадцать стульев» авторы получили подарок от друзей по писательскому цеху — коробку, внутри которой лежало шесть пирожных «наполеон».

По мнению краеведов, Старгород «списан» с города Старобельска Луганской области, возле которого расположены еще двое «тезок» — деревня Чмыровка и Лучанск — Луганск. Осенью 1926 Ильф и Петров побывали здесь в служебной командировке, почерпнув из местной жизни ряд деталей для будущего романа.[1] В 2008 году здесь был установлен памятник Остапу Бендеру, беседующему с беспризорником.

Некоторые литературоведы считают[источник не указан 310 дней], что прообразом для описанного в романе города Васюки послужил Козьмодемьянск, что оспаривается жителями расположенного выше по течению Васильсурска. В Козьмодемьянске ежегодно с 1995 проводится юмористический фестиваль «Бендериана», названный в честь Остапа Бендера. В пользу Козьмодемьянска говорит тот факт, что расположение города точно соответствует описанию в книге. Между тем нигде в записках Ильфа и Петрова не сказано, что прототипом города Васюки был Козьмодемьянск. Старый заводской клуб, бревна, сложенные вдоль берега, обветшалые домишки — вот первые приметы населенного пункта, описанного в «12 стульях». Есть и более точные факты. Когда Остапа и Кису Воробьянинова прогнали с корабля за неудачно нарисованный плакат, Бендер прочитал о нем в туристическом справочнике 1926 года: «На правом высоком берегу Волги расположен город Васюки. Отсюда отправляются лесные материалы, смола, лыко, рогожи, а сюда привозятся предметы широкого потребления для края, отстоящего на 50 километров от железной дороги». «Из учебных заведений, кроме общеобразовательных, лесной техникум». По мнению краеведов[источник не указан 310 дней], в романе есть и другие признаки Козьмодемьянска. Например, Ильф и Петров писали, что в Васюках обитают 8 тысяч жителей (приблизительно столько было в Козьмодемьянске в 1926 году), а на фабрике работают 320 рабочих. Недолго думая, местная администрация подхватила энтузиазм исследователей, и в городе появились музей Остапа Бендера[2], а также магазины «Мастер Гамбс», «Отец Федор», «Мадам Грицацуева». На том, что из текста «12 стульев» прямо и четко следует, что Козьмодемьянск не может быть Васюками (капитан теплохода, на котором плыл Остап, объявляя ближайшие остановки, продиктовал: «Юрино, потом Козьмодемьянск, потом Васюки, Марианский Посад, Козловка»), здесь предпочитают не заострять внимание. А если бы краеведы Козьмодемьянска читали не только роман, но и комментарии[уточнить] к нему, то заметили бы такое примечание: «Васюки — название вымышлено, описание города заимствовано из указанного путеводителя, где оно относится к городу Ветлуга, что расположен в верхнем течении одноименного притока Волги».

Пока же в Ветлуге с завистью смотрят на предприимчивость самопровозглашенных васюкинцев. Впрочем, история с «украденным» брендом как раз в стиле Остапа.

Представление о том, как могло выглядеть «Общежитие имени монаха Бертольда Шварца», даёт Дом-музей А. И. Герцена. По сюжету общежитие находилось в доме с мезонином в Сивцевом Вражке (на противоположной стороне). «Гаврилиада», которую пишет поэт Никифор Ляпис-Трубецкой, — это обыгрывание названия «Гавриилиады» Пушкина. Считается, что этот эпизод пародирует творчество Владимира Маяковского (напр. «Хина Члек» — Лиля Брик и т. д.). Прототип Ляписа-Трубецкого — подражатель Маяковского поэт Яков Сиркес, печатавшийся под псевдонимом «Колычев»[3].

Гробовых дел мастер Безенчук получил свою фамилию от названия небольшого поселка городского типа под Самарой — там проездом был один из авторов книги.

Вряд ли авторы знали, что их шуточную идею «межпланетного шахматного конгресса» на полном серьёзе выдвинул во втором номере журнал «Метрополитэн ревю», выходивший в Англии в 1892 году и предлагавший организовать в Сахаре матч по шахматам Земля — Марс.[источник не указан 310 дней] Известны случаи практического повторения и откровенного плагиата данного фрагмента. Например, в Ирландии безработный Дерек Леман в шахматном клубе Корка организовал сеанс одновременной игры на 50 досках, назвавшись «знаменитым русским гроссмейстером Царицыным». Местный библиотекарь установил, что такого не существует, во время сеанса, к тому времени самозванец успел проиграть 14 партий. Но проворством Бендера он не отличался. Случай же плагиата по отношению не к персонажу, а к авторам известен в Австралии, когда в «Сидней Джорнал» был опубликован рассказ из серии «юмор на спортивную тему»: точно воспроизводилось «выступление» Бендера в Васюках, правда, действие переносилось в Австралию, а Остапа Бендера (не очень перегрузив свою фантазию) авторский коллектив редакции переименовал в Остина Бенда[4].

Постановки

Год Страна Название Режиссёр Остап Бендер Киса Воробьянинов Отец Фёдор Комментарий
1933 Чехословакия, Польша Двенадцать стульев (чеш. «Dvanáct křesel», польск. «Dwanaście krzeseł») Мартин Фрич и Михал Вашинский Власта Буриан Первый фильм по мотивам романа. Сюжет развивался в Варшаве, Воробьянинов был сделан чехом, а Бендер поляком
1938 Нацистская Германия 13 стульев / 13 Stühle Йозеф Эмерих Ханс Мозер Хайнц Рюман Сюжет перенесен в Австрию, герои переименованы, а имена Ильфа и Петрова в титрах не упоминались по причине еврейского происхождения Ильфа
1962 Куба Двенадцать стульев / Las Doce sillas Алеа Томас Гутьеррес Рейнальдо Миравальес Энрике Сантистебейн Сюжет перенесен на кубинскую почву, персонажи получили соответствующие имена. Главные герои получили имена Оскар (кубинский вариант Остапа Бендера) и дон Иполито (Воробьянинов). Этот фильм в шестидесятые годы был показан по советскому телевидению
1966 СССР 12 стульев Александр Белинский Игорь Горбачёв Николай Боярский Рэм Лебедев Телеспектакль в постановке ленинградского телевидения. Первая советская экранизация
1970 США Двенадцать стульев / The Twelve Chairs Мел Брукс Фрэнк Ланджелла Рон Муди Дом Делуиз Комедийный кинофильм-буффонада. Первая зарубежная экранизация, сохранившая время и место действия (СССР 1920-х годов)
1971 СССР 12 стульев Леонид Гайдай Гомиашвили Арчил Филиппов Сергей Михаил Пуговкин Экранизация в двух частях
1976 СССР 12 стульев Марк Захаров Андрей Миронов Анатолий Папанов Ролан Быков Телевизионный художественный фильм (4 серии)
2003 Россия 12 стульев Тигран Кеосаян Джемал Тетруашвили Игорь Балалаев Алексей Емцов Мюзикл
2004 Германия Двенадцать стульев / Zwölf Stühle Ульрике Оттингер Георгий Делиев Геннадий Скарга В фильме немецкого режиссёра приняли участие актёры комик-труппы «Маски-шоу»
2005 Россия, Украина Двенадцать стульев Максим Паперник Николай Фоменко Илья Олейников Юрий Гальцев Двухсерийная музыкальная комедия на музыку Максима Дунаевского
2006 Россия 12 стульев Олег Басилашвили Юрий Яковлев Евгений Евстигнеев Радиоспектакль
2012 Россия 12 стульев Анатолий Иванов Андрей Ткаченко Мурат Шыхшабеков Спектакль в 2-х действиях,Волжский драматический театр

По данным IMDb[5], на романе также основаны следующие фильмы:

  • «Una su 13» («Один из тринадцати», «12 + 1», «Тринадцать стульев») c Шэрон Тейт и Витторио Гассманом в главных ролях (Италия, Франция, 1969)[6],
  • «Treze Cadeiras» (Бразилия, 1957)[7],
  • «Sju svarta be-hå» (Швеция, 1954)[8],
  • «It’s in the Bag!» (США, 1945)[9].

Интересные факты

  • Популярное выражение «Нью-Васюки» в романе отсутствует, а появилось оно в результате контаминации фразы: «Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва — в Старые Васюки.»
  • Существует мнение, согласно которому отдельные эпизоды романа с описанием Воробьянинова перекликаются с содержанием книги В. Шульгина «Три столицы», в которой последний описывает своё тайное посещение советской России (оказавшееся курируемым ГПУ)[10][11].

См. также

Примечания

Ссылки

  Остап Бендер
Книги 12 стульев · Золотой телёнок
Союзники Киса Воробьянинов · Шура Балаганов · Паниковский · Козлевич · Фунт
Соперники Отец Фёдор · Корейко · Паниковский
Женщины Бендера Мадам Грицацуева · Зося Синицкая
Другие персонажи Альхен · Васисуалий Лоханкин · Кислярский · Никифор Ляпис-Трубецкой · Супруги Калачовы · Инженер Щукин · Эллочка-людоедка · Безенчук · Перикл Фемиди · Зицпредседатель Фунт
Города Арбатов · Нью-Васюки · Старгород · Черноморск
Исполнители
роли Бендера
Андрей Миронов · Сергей Юрский · Арчил Гомиашвили · Игорь Горбачёв · Сергей Крылов · Николай Фоменко  · Джемал Тетруашвили  · Олег Меньшиков · Фрэнк Ланджелла · Георгий Делиев
Фильмы по мотивам
«12 стульев»
Двенадцать стульев (М. Фрич, М. Вашински, Польша-Чехословакия, 1933)  · 13 стульев (Э. Эмо, Германия, 1938)  · It’s in the Bag! (R. Wallace, США, 1945)  · Sju svarta be-hå (G. Bernhard, Швеция, 1954)  · Treze Cadeiras (F. Eichhorn, Бразилия, 1957)  · Las Doce sillas (Т. Г. Алеа, Куба, 1962)  · 12 + 1 (Н. Гесснер, США, 1969)
Постановки
«12 стульев»
Телеспектакль А. Белинского, 1966 · Кинофильм М. Брукса, 1970 · Кинофильм Л. Гайдая, 1971 · Телефильм-мюзикл М. Захарова, 1976 · Мюзикл Т. Кеосаяна, 2003-2004 · Фильм У. Оттингер, 2004 · Телефильм-мюзикл М. Паперника, 2005
Постановки
«Золотого телёнка»
Кинофильм М. Швейцера, 1968 · Телефильм В. Пичула, 1993 · Телесериал У. Шилкиной, 2006

veter.academic.ru

Двенадцать стульев. CULTIN.RU

По мнению краеведов, Старгород «списан» с города Старобельска Луганской области, возле которого расположены еще двое «тезок» — деревня Чмыровка и Лучанск — Луганск. Осенью 1926 Ильф и Петров побывали здесь в служебной командировке, почерпнув из местной жизни ряд деталей для будущего романа. В 2008 году здесь был установлен памятник Остапу Бендеру, беседующему с беспризорником.

Некоторые литературоведы считают2012, что прообразом для описанного в романе города Васюки послужил Козьмодемьянск, что оспаривается жителями расположенного выше по течению Васильсурска. В Козьмодемьянске ежегодно с 1995 проводится юмористический фестиваль «Бендериана», названный в честь Остапа Бендера.

В пользу Козьмодемьянска говорит тот факт, что расположение города точно соответствует описанию в книге. Между тем нигде в записках Ильфа и Петрова не сказано, что прототипом города Васюки был Козьмодемьянск. Старый заводской клуб, бревна, сложенные вдоль берега, обветшалые домишки — вот первые приметы населенного пункта, описанного в «12 стульях». Есть и более точные факты. Когда Остапа и Кису Воробьянинова прогнали с корабля за неудачно нарисованный плакат, Бендер прочитал о нем в туристическом справочнике 1926 года: «На правом высоком берегу Волги расположен город Васюки. Отсюда отправляются лесные материалы, смола, лыко, рогожи, а сюда привозятся предметы широкого потребления для края, отстоящего на 50 километров от железной дороги».

«Из учебных заведений, кроме общеобразовательных, лесной техникум».

По мнению краеведов2012, в романе есть и другие признаки Козьмодемьянска. Например, Ильф и Петров писали, что в Васюках обитают 8 тысяч жителей (приблизительно столько было в Козьмодемьянске в 1926 году), а на фабрике работают 320 рабочих. Недолго думая, местная администрация подхватила энтузиазм исследователей, и в городе появились музей Остапа Бендера, а также магазины «Мастер Гамбс», «Отец Федор», «Мадам Грицацуева».

На том, что из текста «12 стульев» прямо и четко следует, что Козьмодемьянск не может быть Васюками (капитан теплохода, на котором плыл Остап, объявляя ближайшие остановки, продиктовал: «Юрино, потом Козьмодемьянск, потом Васюки, Марианский Посад, Козловка»), здесь предпочитают не заострять внимание.

А если бы краеведы Козьмодемьянска читали не только роман, но и комментарииуточнить к нему, то заметили бы такое примечание: «Васюки — название вымышлено, описание города заимствовано из указанного путеводителя, где оно относится к городу Ветлуга, что расположен в верхнем течении одноименного притока Волги».

Пока же в Ветлуге с завистью смотрят на предприимчивость самопровозглашенных васюкинцев. Впрочем, история с «украденным» брендом как раз в стиле Остапа.

Представление о том, как могло выглядеть «Общежитие имени монаха Бертольда Шварца», даёт Дом-музей А. И. Герцена. По сюжету общежитие находилось в доме с мезонином в Сивцевом Вражке (на противоположной стороне).

«Гаврилиада», которую пишет поэт Никифор Ляпис-Трубецкой, — это обыгрывание названия «Гавриилиады» Пушкина. Считается, что этот эпизод пародирует творчество Владимира Маяковского (напр. «Хина Члек» — Лиля Брик и т. д.). Прототип Ляписа-Трубецкого — поэт Осип Колычев (настоящая фамилия Сиркес).

Гробовых дел мастер Безенчук получил свою фамилию от названия небольшого поселка городского типа под Самарой — там проездом был один из авторов книги.

www.cultin.ru

Городские легенды: где искать Васюки

Кому не знакомо название Васюки со страниц бессмертных романов Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»! Хотя оно было почти наугад взято авторами из путеводителя. Оказывается, и сам город, и даже герой книг — незабвенный аферист и «великий комбинатор» Остап Бендер — отнюдь не являются чистой воды литературным вымыслом…

Перенесемся в 1925 год. Причал города Козьмодемьянска приветствует пароход «Герцен», на котором плыл Илья Ильф, корреспондент газеты «Гудок»… С этого времени начинается магическое превращение Козьмодемьянска в Васюки. К тому времени писатель уже был достаточно наслышан о приключениях и проделках известного мошенника и пройдохи родом из Одессы Осипа Шора. Он-то предположительно и стал основным прототипом будущего бессмертного персонажа…

Симпатии читателей по отношению к этому, казалось бы, отрицательному литературному герою отнюдь не случайны. Предприимчивость «великого комбинатора» в нелегких условиях «переломного» времени оказывается следствием внутренней свободы, природной легкости и своеобразной порядочности. Полюбили образ не только за свойственное ему искрометное остроумие… Хотя понятно, что и оно не на последнем счету, ведь многие принципы, правила и призывы Остапа Бендера стали крылатыми:

«Не надо оваций!», «Пешеходов надо любить!», «Не делайте из еды культа», «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу», «Утром — деньги, вечером — стулья», «Уголовный кодекс необходимо чтить», «Жизнь дорога, как память», «Не надо бороться за чистоту, надо подметать»,

«На волю! В пампасы! Марш вперед! Труба зовет!», «Время, которое мы имеем — это деньги, которых мы не имеем», «Финансовая пропасть самая глубокая — в нее можно падать всю жизнь»…

Читайте также: Самые ужасные музеи мира

Можно было воспринимать эти «принципы» и «афоризмы» шутя, можно полусерьезно, но то, что даже в сложных условиях того времени они по-своему помогали скрашивать жизнь и выходить из состояния уныния, несомненно. Да и в наше смутное время нам нет-нет да и вспоминается «великий комбинатор» из книг Ильфа и Петрова.

Существуют «Уголок О. Бендера», клуб «Двенадцать стульев», престижная премия «Золотой Остап». О приключениях Остапа Бендера снято целых три фильма. А поэт А. Архангельский написал стихотворение:

Задача Бендеру Остапу:

Имея сразу двух отцов,

Установить, в конце концов,

Кого из них считать за папу…

А в Козьмодемьянске открыт целый музей, посвященный Остапу Бендеру. Экспозиция рассказывает о пребывании «великого комбинатора» в этом приволжском городе, явившемся прообразом Васюков в романе «12 стульев».

Почему Ильф и Петров остановили свой выбор именно на этом населенном пункте? Дело в том, что Козьмодемьянск, который в наше время является административным центром Горномарийского района республики Марий Эл, идеально подходил под их литературный замысел. В этом городке на берегу Волги, возраст которого насчитывает уже более четырех веков, жили земледельцы, купцы, кустари… Именно в таком провинциальном захолустье, по мнению писателей, должны были во всем блеске проявиться изворотливые таланты великого авантюриста…

Читайте также: Городские легенды: леди Годива из Ковентри

Роман «12 стульев» вышел в конце 20-х годов. А через 70 лет в Козьмодемьянске открылся музей имени «товарища Бендера». Расположился он в одном из старинных купеческих домов. По музейным экспозициям можно отследить все приключения Остапа с его «компаньоном» Кисой Воробьяниновым в этом городе. Где побывали, чем занимались, с кем встречались… Как их подстригали в парикмахерской под названием «Стригу и брею козлов», чем они обедали в «Васюкинском нарпите», как прошла лекция Остапа и сеанс одновременной игры в шахматы… Кроме того, посетители могут сфотографироваться на фоне мемориальной экспозиции «Остап в помещении шахсекции города Васюки» и узнать, что же все-таки сбылось из обещанного Бендером. А еще можно встретиться с живыми героями романа. В частности, нашу группу встречал перед входом в музей сам «великий комбинатор» в легком вызывающе модном полосатом пиджаке…

В музее проходит огромное количество выставок, каждый год разных, но неизменно интересных. Если не знаешь, куда девать лишние деньги и ненужные запчасти от часов, приходи и увидишь, что с ними можно сделать — советуют потенциальным посетителям. Также, начиная с 1995 года в Козьмодемьянске ежегодно проходит юмористический фестиваль «Бендериада»…

Читайте также: Городские легенды: кто такие пошехонцы

Впрочем жители расположенного выше по течению реки Васильсурска Нижегородской области считают, что именно их город стал прообразом легендарных Васюков. Но, как говорится, победителей не судят…

www.yoki.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*