Смерть голод чума война – Четыре всадника Апокалипсиса — Википедия

Содержание

Четыре всадника Апокалипсиса — это… Что такое Четыре всадника Апокалипсиса?

«Четыре всадника Апокалипсиса» — термин, описывающий четырёх персонажей из шестой главы Откровения Иоанна Богослова, последней из книг Нового Завета.

Клерикалы до сих пор расходятся во мнениях, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Завоеватель (Чума, Болезнь)[1], Война[2], Голод[3] и Смерть[4][5]. Бог призывает их и наделяет силой сеять святой хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырёх из семи печатей книги Откровения.

Всадники

Появлению каждого из всадников предшествует снятие Агнцем печатей с Книги Жизни. После снятия каждой из первых четырёх печатей тетраморфы восклицают Иоанну — «иди и смотри» — и перед ним поочерёдно появляются апокалиптические всадники.

Всадник на белом коне

Первый всадник, изображённый в Бамбергском Апокалипсисе (1000—1020)

И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырёх животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить

Белый цвет коня обычно рассматривается как олицетворение праведности или лжеправедности

Зло

Исходя из того, что остальные всадники явно олицетворяют зло и разрушительные силы природы, и принимая во внимание тот общий стиль появления и описания всадников, можно сделать вывод, что первый всадник тоже олицетворяет зло.[6][7] Немецкая Stuttgarter Erklärungsbibel называет его гражданской войной и внутренним раздором. Евангелист Билли Грэм интерпретирует Всадника на Белом коне как Антихрист, олицетворение лжепророчеств, основываясь на различиях всадника из шестой главы Откровения и Иисуса на белом коне из девятнадцатой главы.[8] Так, например, в Откровении, 19 Иисус имеет множество венцов, в то время как всадник из Откровения, 6 — только один..

Праведность

Ириней Лионский, влиятельный Христианский богослов второго века, был одним из первых, кто назвал всадника — самим Иисусом Христом, а белого коня трактовал как успех распространения Евангелия.[7] Многие богословы впоследствии поддержали эту точку зрения, ссылаясь на последующее появление Христа на белом коне как Слово Божие в Откровении, 19. Кроме того, ранее в Новом Завете, в Евангелие от Марка сказано, что распространение Евангелие действительно может предварять и предвещать приближение апокалипсиса.[6][7] Белый цвет также олицетворяет праведность в Библии, а Иисус в ряде появлений описывается как завоеватель.[6][7] Однако, противники этой точки зрения говорят, что скорее всего первый всадник из 6 главы — не тот же самый, что появляется в 19 главе, ибо описаны они очень по-разному. Кроме того Христос, будучи Агнецем, что открывает семь печатей, вряд ли одновременно будет и одной из сил, создаваемой печатью.[6][7]

Всадник может также олицетворять Святой Дух.[источник не указан 1070 дней] Святой Дух приходил к апостолам в Троицын день после ухода Христа. Появление же Агнеца в 5 главе Откровения олицетворяет триумфальное появление Иисуса на небесах, а Белый всадник, в таком случае, может быть посланным Иисусом Святым Духом и распространением учения Иисуса Христа.[9]

Под снятием первой печати можно подразумевать сонм апостолов, которые подобно луку направив против демонов Евангельскую проповедь, привели ко Христу уязвлённых спасительными стрелами и были увенчаны венцом нетления, ибо победили истиною князя тьмы и претерпели насильственную смерть за исповедание Владычнего имени ради второй победы.[10]

Всадник на рыжем коне

Второй всадник, изображённый на рукописи XIII века

И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

Второго всадника обычно именуют Войной («Бранью»), и вершит он суд именем самого Бога. Часто он олицетворяет войну. Конь его красного цвета, в некоторых переводах — «пламенно» красного или рыжего. Этот цвет, как и большой меч в руках всадника, означают кровь, пролитую на поле боя.[7] Второй всадник также может олицетворять гражданскую войну, как бы в противоположность завоевательной, которую может олицетворять первый всадник.[7][11]

По мнению Святого Андрея, архиепископа Кесарийского, здесь разумеется апостольское учение, проповеданное мучениками и учителями. Этим учением, по распространении проповеди, природа разделилась сама на себя, нарушился мир мира, ибо Христос сказал «не мир пришел Я принести, но меч»  (Мф.10:34). Исповеданием этого учения жертвы мучеников вознесены на высший жертвенник. Рыжий конь означает или пролитую кровь, или же ревность сердечную мучеников за имя Христово. Слова «сидящему на нем дано взять мир с земли» указывают на премудрую волю Божия, в напастях посылающую испытания для верных.[10]

Всадник на вороном коне

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.

Третий всадник скачет на чёрном коне, и в основном считается, что он олицетворяет голод.[7] Чёрный цвет коня может рассматриваться как цвет смерти. Всадник несет в руке меру или весы, означая способ деления хлеба во время голода.[11]

Из всех четырёх всадников чёрный — единственный, чьё появление сопровождается произнесённой фразой. Иоанн слышит голос, идущий от одного из четырёх животных, который говорит про цены на ячмень и пшеницу, при этом говоря о неповреждении елея и вина. Подразумевается, что в связи с голодом, несущимся чёрным всадником, цены на зерно резко вырастут, цена же вина и елея не изменится. Это можно объяснить естественно тем, что зерновые хуже переносят засухи, чем оливковые деревья и виноградные кустарники, пускающие глубокие корни.[7][11] Это высказывание может также означать изобилие предметов роскоши при почти полном исчерпывании товаров первой необходимости, таких как хлеб. С другой же стороны, сохранение вина и елея может символизировать сохранение верующих христиан, использующих вино и елей для причащения.[7]

Чёрный конь может также означать плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений. Весы есть сравнение отпавших от веры или по наклонности и непостоянству ума, или по тщеславию, или же по немощи тела. Мера пшеницы за динарий, быть может, означает чувственный голод. В переносном смысле мера пшеницы, оцениваемая динарием, означает всех законноподвизавшихся и сохранивших данный им образ Божий.[10] Три меры ячменя могут быть теми, кто по недостатку мужества покорились гонителям из-за страха, но потом принёсшим покаяние.[10]

Всадник на бледном коне

Четвертый всадник, изображенный в Бамбергском Апокалипсисе (1000—1020)

И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными.

Четвертый и последний всадник именуется Смертью. Среди всех всадников, этот — единственный, чье имя присутствует непосредственно в тексте. Тем не менее, его называют и по-другому: «Чума», «Мор»[12], основываясь на различных переводах Библии (например Иерусалимская библия). Так же, в отличие от остальных всадников, не описывается, несёт ли последний всадник какой-либо предмет в руке. Зато за ним следует ад. Однако, на иллюстрациях его часто изображают, несущим в руках косу, или меч.

Цвет лошади последнего всадника описан как khlôros (χλωρóς) в Койне, что переводится как «бледный», однако возможны переводы и как «пепельный», «бледно-зелёный» и «изжелта-зелёный».[11] Этот цвет олицетворяет бледность трупа.[7][13] Под этот цвет могут также подходить и другие реальные масти, как мышастая, пегая.

В некоторых переводах значится не дана ему власть, а дана им власть, что можно интерпретировать двояко: либо дана им — это Смерти и Аду, или же это может подводить итог под предназначением всех всадников; ученые здесь расходятся во мнениях.[6]

Трактовки

Претеристская точка зрения

Многие современные ученые и богословы рассматривают Откровение Иоанна Богослова с претеристской точки зрения, рассуждая, что его пророчества и видения относятся только к первому веку в Христианской истории.[11] В этих суждениях, Завоеватель, всадник на белом коне, иногда рассматривается как символ парфянских войск: Всадник несёт лук, а парфянская империя в те времена как раз славилась своими конными лучниками.[7][11] Парфянцев же в свою очередь часто ассоциировали с белыми всадниками.[7] Некоторые ученые даже указывают конкретно на Вологеза I, Парфянского шаха, который вступал в схватки с Римской Империей, и даже выиграл одну значимую битву в 62 Н. Э.[7][11]

Исторический контекст мог также повлиять и на образ Голода, чёрного всадника. В 92 Н. Э. Римский император Домициан пытался обуздать чересчур активное распространение виноградника, при этом стимулируя распространение зерновых, на что последовала бурная реакция протеста со стороны населения, в связи с чем он отказался от задуманного. Цель Голода истощить запасы ячменя и пшена, не трогая вино и елей, вполне может быть иллюстрацией вышеописанного события.[11][13]

Красный всадник, призванный забрать мир с земли, мог олицетворять внутригосударственные раздоры, бушевавшие во времена написания Откровения. Междоусобные конфликты бушевали в Римской империи в 1 веке Н. Э. и за небольшое время до него.[7][11]

Другие точки зрения

Согласно теории церкви Святых последних дней (Мормоны), каждая из открываемых в Откровении семи печатей символизирует конкретный тысячелетний промежуток времени.[14][15] Появление первого всадника, Завоевателя, появляющегося после снятия первой печати, ассоциируется с периодом 4000-3000 годов до Н. Э.[14] Он олицетворяет пророчество Еноха, который, по мнению Мормонов, основал праведный город Зион[16] примерно в тот период времени. В этой интерпретации, однако, белый всадник есть добро, а его «завоевание» рассматривается как победа морали, нежели победа в войне.[14] Второй всадник представляет времена самого Ноя (3000-2000 гг. до Н. Э.). Третий всадник — эра Абраама (2000—1000 гг. до Н. Э.). Четвертый всадник — с 1000 г до Н. Э. и до рождения Иисуса Христа.[14] Как и во многих других трактовках, последние три всадники олицетворяют Войну, Голод и Смерть соответственно. Мормонские богословы утверждают, что соответствующие катастрофы как раз бушевали в приписанные всадникам периоды истории.[14]

Есть еще одна трактовка, сопоставляющия всадникам конкретные исторические события и даты. Так, в первые века христианства, в первом всаднике, сидящем на белом коне, толкователи признавали парфянского короля Вологеза, который в 62-ом году Н. Э. принудил римскую армию к капитуляции. Второй всадник был связан с британским восстанием 61-го года, в котором погибло до 150000 человек, или с войнами того же времени в Германии, или со смутами в Палестине. Третьему всаднику соответствовал голод 62-го года в Армении и в Палестине; четвертому — эпидемии 61-го года в Азии и Ефесе; пятой печати — Нероновы гонения на христиан.[17]

В каждом веке Христианские богословы видят новые трактовки как всадников, так и Откровения в целом. Те, кто считает, что Откровение описывает современность, трактуют всадников по их цветам, используемым в современной истории.[18] Красный, к примеру, часто приписывают Коммунизму, черный -символ Капитализма, зеленый же относят к появлению Ислама. Пастырь Ирвин Бакстер Мл., основатель Пастырства Конца времен, поддерживает такую трактовку[19].

Некоторые приравнивают четырех всадников к ангелам четырех ветров.[20](См. Михаил, Гавриил, Рафаил, и Уриил, эти архангелы часто ассоциируются с четырьмя сторонами света).

Еще одна интерпретация белого коня говорит, что он — Святой Дух, посланный в наш мир после смерти Христовой.[источник не указан 1070 дней] Огненно красный конь — кровь, пролитая Христианскими мучениками.[источник не указан 1070 дней] Черный конь олицетворяет разрозненность Еврейского народа во времена Римской Империи в 70 гг. Н. Э.[источник не указан 1070 дней] Бледный конь олицетворяет Исламские народы (с прямой связью с Смертью и Адом, оставляемыми им[21]).

Общее видение св. Андрея дает следующую трактовку всадникам: снятие первой печати — это посольство в мире св. Апостолов, которые, подобно луку, направивши против демонов Евангельскую проповедь, спасительными стрелами привели ко Христу уязвленных и получили венец за то, что истиной победили начальника тьмы — вот что символизирует собою «конь бел» и «седяй на нем» с луком в руках.

Снятие второй печати и появление рыжего коня, сидящему на котором «дано бысть взяти мир от земли», обозначает возбуждение неверных против верующих, когда Евангельской проповедью нарушился мир во исполнение слов Христовых: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Матф. 10:34), и когда кровью исповедников и мучеников за Христа обильно была долита земля. «Рыжий конь» — есть знак или пролития крови, или же сердечной ревности пострадавших за Христа.

Снятие третьей печати и появление вслед за тем вороного коня со всадником, имевшим «мерило в руке своей», обозначает отпадение от Христа не имеющих твердой веры в Него. Черный цвет коня символизирует «плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений». «Мера пшеницы за динар» означает законно подвизавшихся и тщательно сохранивших данный им Божественный образ; «три меры ячменя» — это те, которые, подобно скотам, по недостатку мужества, покорились гонителям из боязни, но после покаялись и слезами омыли оскверненный образ; «и елея и вина не вреди» означает, что не следует из-за страха отвергать Христово врачевание, оставлять без него уязвленных и «впадших» в разбойники, но приносить им «вино утешения» и «елей сострадания».

Снятие четвертой печати и появление бледного коня со всадником, имя которому смерть, означает проявление гнева Божия в отмщение за грешников — это различные бедствия последних времен, предсказанные Христом Спасителем (Матф. 24:6-7)[10].

Согласно Свидетелям Иеговы[22], видение о четырех апокалиптических всадниках исполняется с 1914[23] года до уничтожения этой системы вещей. Это согласуется с Откр.1:1,10, где говорится, что события, описываемые в книге Откровение, происходят во «дне Господа». Первый всадник — Иисус Христос, которому был дан венец, символизирующий, что он начал править на небе как Царь (Даниил 7:13,14). Остальные три всадника символизируют войны (красный или рыжый), голод (вороной), болезни, эпидении и другие причины преждевременной смерти (бледный). В подтверждение этому Свидетели Иеговы приводят параллель между видением о четырех всадниках и признаками присутствия Христа и последних дней, о которых говорится в Евангелии от Луки (глава 21) и от Матфея (глава 24).

Мор, Война, Голод и Смерть

Альбрехт Дюрер
Четыре всадника Апокалипсиса (1497—1498)
Гравюра на дереве
Художественный музей. Карлсруэ. Германия

В данной интерпретации образ первого всадника меняется с Завоевателя на Мор (чума/болезнь), отделяемый, в свою очередь, от Смерти.[24] Итак, первым из всадников появляется Мор, скачущий на белом коне. За Мором следует Война на кровавом коне и с огромным мечом. С Войной, в связи с массовыми разрушениями и мором, приходит Голод. Голод жирный, но скачет на дряхлом черном коне, олицетворяя обжорство и голод соответственно. И с голодом грядет Смерть. Его конь бледен. За ним следует Ад, поглощающий все оставшиеся души.[25]

На этой интерпретации чаще всего базируются образы четырех всадников апокалипсиса в популярной культуре[24].

Другие упоминания

Захария также видел четырех коней (Захария 1:8-17, 6:1-8). В его видение первым пришел Красный, затем Черный, Белый и Бледный.[источник не указан 1070 дней]Их он называет «четырьмя духами небес, которые когда-то стояли перед самим Владыкой всей земли.» Отличия коней Захарии от тех из Откровения в том, что их цвета, похоже, ничего не обозначают и не символизируют; кроме того, кони у Захарии исполняют роль, скорее, часовых, чем сил разрушения и страшного суда[7].

Кроме того, летающие божественные всадники в мифологиях, как Иудейской, так и языческой[13].

Произведения, не имеющие отношения к библейскому сюжету

  • Гравюра Альбрехта Дюрера «Четыре всадника Апокалипсиса» была показана в фильме «Иваново детство» (1962).
  • Борис Савинков Конь бледный. — Ницца, 1913.. В основе сюжета — реальные события: убийство Каляевым (под руководством Савинкова) великого князя Сергея Александровича. Событиям придана сильная апокалиптическая окраска (заданная названием), проводится психологический анализ обобщённого типа террориста, близкого к «сильному человеку» (Ницше), но отравленного рефлексией; стилистика книги отражает влияние модернизма.
  • Борис Савинков Конь вороной. — Париж, 1923.
  • В 2004 году Карен Шахназаров снял фильм «Всадник по имени Смерть» по мотивам книг Савинкова «Воспоминания террориста» и «Конь бледный».
  • Фильм «Брод» (1987), реж. А. Добровольский. Находясь в запертой квартире в оккупированном фашистами городе, герои фильма, мальчики десяти и пяти лет, рассматривают альбом с гравюрами Альбрехта Дюрера. Однажды они рисуют красные звёзды на чёрно-белых всадниках. Изображение «Четырёх всадников Апокалипсиса» используется на постере фильма.
  • Компания THQ в 2010 году выпустила игру Darksiders,в которой описывается преждевременное пришествие Конца Света и всадника Войны на Землю

См. также

Примечания

  1. Flegg, Columba Graham An introduction to reading the Apocalypse. — St Vladimir’s Seminary Press, 1999. — P. 90. ISBN 0-88141-131-0.
  2. Lenski, Richard C. H. (англ.)русск. The Interpretation of St. John’s Revelation (reprint). — Augsburg Fortress, 2008. — P. 224. ISBN 0-8066-9000-3.
  3. Mounce, Robert H. The Book of Revelation (New International Commentary on the New Testament). — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1997. — P. 140.
  4. Morris, Leon (англ.)русск. (1987). The Book of Revelation (Tyndale New Testament commentaries) (2nd ed.). — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company. — P. 100–105. ISBN 0-8028-0273-7.
  5. Gerhard Kittel (англ.)русск., Geoffrey William Bromiley, and Gerhard Friedrich, Theological dictionary of the New Testament. — Grand Rapids, Michigan:Wm. B. Eerdmans Publishing, 1968. — P. 996.
  6. 1 2 3 4 5 Beale Gregory K. The Book of Revelation: A commentary on the Greek text. — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1998. — P. 375. — ISBN 080282174X
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Beale, Gregory K. (1998). The Book of Revelation: A commentary on the Greek text. Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company. pp. 375. ISBN 0-8028-2174-X.
  8. Graham, Billy. Approaching Hoofbeats
  9. Vos, Brian D. «The Four Horsemen of the Apocalypse», The Outlook, June 2006 vol. 56 no. 4, pp 16-20.Outlook Article — The Four Horsemen of the Apocalypse
  10. 1 2 3 4 5 Толкование на апокалипсис Святого Андрея, архиепископа Кесарийского. Москва, 1999
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Morris Leon The Book of Revelation (Tyndale New Testament commentaries). — 2nd. — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1987. — P. 100–105. — ISBN 0-8028-0273-7
  12. BBC — h3g2 — The Four Horsemen of the Apocalypse
  13. 1 2 3 Case, Shirley Jackson. The revelation of John: a historical interpretation. University of Chicago Press, 1919. 261—263. [1]
  14. 1 2 3 4 5 Church Educational System. «55 — The Kingdoms of This World Are Become the Kingdoms of Our Lord.» The Life and Teachings of Jesus and His Apostles. Second Edition, Revised. Salt Lake City, UT: Church of Jesus Christ of Latter-day Saints, 1979. [2]
  15. Draper Richard D. Opening the Seven Seals: The Visions of John the Revelator. — Deseret Book. — P. 62–68. — ISBN 0-87579-547-1
  16. Moses 7:19 SELECTIONS FROM THE BOOK OF MOSES CHAPTER 7 (December 1830)
  17. Толкование Апокалипсиса Св. Иоанна Богослова
  18. Humphries Paul D. A Dragon This Way Comes. — Mustang, Oklahoma: Tate Publishing, 2005. — P. 13–85. — ISBN 1-59886-06-1-5
  19. Baxter, Irvin Arafat and Jerusalem: The Palestinian Perspective. Endtime Ministries.(недоступная ссылка — история) Проверено 5 декабря 2006.
  20. Robert Smith Apocalypse. — 1998.
  21. The Approaching Apocalypse.
  22. «Откровение: его грандиозный апогей близок!», Watchtower Bible and Tract Society, 2002, стр.89
  23. «Чему на самом деле учит Библия?», Watchtower Bible and Tract Society, 2005, стр.215. Архивировано из первоисточника 13 марта 2012.
  24. 1 2 For examples, see en:Four Horsemen of the Apocalypse in popular culture article
  25. The Four Horsemen of the Apocalypse

Ссылки

dic.academic.ru

Чума | Сверхъестественное Wiki | FANDOM powered by Wikia

Чума

Первое появление

Последнее появление

Род занятий

Сеяние болезней

Принадлежность

У болезни плохая репутация. Она заразна, хаотична, но на самом деле это описание больных людей. А сама болезнь — очень чиста, целенаправленна, у бактерий одна цель — «разделять и властвовать». Поэтому, в итоге, она всегда побеждает.
— Чума, «Две минуты до полуночи»

Чума — третий всадник Апокалипсиса, брат Войны, Голода и Смерти.

    Кольцо Чумы

    Главная задача Чумы в Апокалипсисе заключалась в распространении вируса Кроатон. Для этого он сначала заразил всех свиным гриппом, а затем, с помощью демона Брэди, изобрёл вакцину от гриппа, которая в действительности содержала вирус Кроатон.

    Характеристика Править

    Больной и усталый.

    Чума, или иначе Мор — живое олицетворение болезней. Он имеет облик седого старика и ездит на Кадиллаке зелёного цвета, что аналогично зелёному коню. Номерной знак на машине содержит слова «SIKN*TRD».

    Кроме этого, Чума носит серебряное кольцо с зелёным камнем.

    Чума

    Мор очень пренебрежительно относится к людям и даже задаётся вопросом: «Как Бог может изливать свою любовь над такими грязными и слабыми существами?». Сам он говорил, что восхищается бактериями.

    Также можно судить о его упрямом характере, потому что он несмотря ни на что хотел убить Сэма и Дина, которые являлись сосудами архангелов. Сделать это он хотел в отместку за своих братьев-всадников Войну и Голода, которых Винчестеры лишили сил. Тем не менее, Чума всё равно был предан Люциферу и жаждал Апокалипсиса.

    5.19 «Молот богов»Править

    Чума распространяет инфекцию свиного гриппа. Он заходит в магазин в образе больного старика и начинает чихать на еду и продавца. Выйдя из магазина, Мор с довольной улыбкой садится в машину и уезжает.

    5.20 «Знакомый вам Дьявол»Править

    Чума продолжает разносить свиной грипп по стране, и Винчестеры не понимают, почему он действует всего лишь гриппом, ведь у него есть в запасе вирус Кроатон. С помощью Кроули братья находят подручного Чумы, вселившегося в однокурсника Сэма Брэди. Тот раскрывает местоположение Всадника, после чего Сэм его убивает.

    5.21 «Две минуты до полуночи»Править

    Чума вызывает болезнь у Кастиэля

    В этом эпизоде Мор скрывается в больнице под видом доктора Грина и убивает старушек. Когда приходят Сэм и Дин, Чума заражает их различными болезнями, и они становятся не в состоянии действовать, в этот момент приходит Кастиэль, Мор заражает и его, но это не мешает ангелу отрезать палец с кольцом Чумы. Чума говорит, что уже слишком поздно, и исчезает (он имел в виду, что вакцина от гриппа, который распространялся Чумой, содержит вирус Кроатон, и скоро вирусом будут заражены все, кто пройдёт вакцинацию).

    Так как до этого Брэди говорил, что от Войны и Голода остались только ссохшиеся скелеты в позе эмбриона, вероятно, Чума тоже мёртв, так как он не такой могущественный, как Смерть, чтобы обходиться без кольца.

    Силы и способности Править

    • Бессмертие — как и другие всадники, Мор потенциально бессмертен и может жить вечно, однако может быть лишен власти над болезнями.
    • Неуязвимость — Всадников очень проблематично уничтожить, лучший способ — забрать кольцо, но даже если его уничтожить, явления не прекратятся.
    • Создание болезней — Чума способен полностью контролировать все болезни (так как фактически он является их создателем), также, он может создавать новые.
    • Контроль болезней — Чума способен заражать любыми болезнями людей на расстоянии, причем даже несколькими, а также исцелять.
    • Контроль насекомых— когда Чума ехал в машине, его окружали мухи, в то же время их не было, когда он был в магазине и в больнице.
    • Электрокинез — когда Брэди разговаривал с Чумой с помощью крови, это вызвало перепады напряжения.
    • Телепортация — Чума способен мгновенно перемещаться из одного место в другое, причём это распространяется и на другие измерения: Рай, Ад, Земля, Чистилище.
    • Невидимость — Чуму способны видеть только те, кому он «разрешит» себя видеть.
    • Перевоплощение — он может менять внешность.
    • Сверхвыносливость — Всадники не устают, и им не требуется отдых.
    • Сверхсила — он гораздо сильнее человека физически.
    • Чтение души — все Всадники могут определять состояние души.
    • Телепатия и Эмпатия — способен читать мысли и чувствовать человеческие эмоции.

    Несмотря на силу, имеет слабости:

    • Бог — Бог всемогущ и с легкостью уничтожит всадника
    • Архангелы — неизвестно, способны ли архангелы его убить, однако они способны ему навредить и лишить сил.
    • Заклинание — заклинание Оков Смерти способно подчинить себе любого Всадника.
    • Отсутствие кольца — способно ослабить и лишить власти над болезнями.

    Интересные факты Править

    • Согласно «Откровению» Иоанна Богослова, Чума едет не на зелёном, а на белом коне.

    ru.supernatural.wikia.com

    Кто такие четыре всадника апокалипсиса

    Дядя Костя тоже про них не забывает:

    качество видео инфернальное, поэтому- перевод с русского на русский:

    ВСАДНИКИ

    По имени — Рок,
    По жизни — Звезда,
    По крови — Огонь,
    По судьбе — Борозда,
    По вере — Любовь,
    По религии — Крест,
    По сути — Опричник Небес.
    На рыжем коне
    Он движется в мир.
    Рубцы городов,
    Бородавки квартир
    Врачует война,
    Землю не уберечь,
    Не мир он несёт, но меч.

    По имени — Суд,
    По жизни — Обвал,
    По крови — Баланс,
    По судьбе — Ритуал,
    По вере — Любовь,
    По религии — Крест,
    По сути Опричник Небес.
    Он движется в мир,
    Его конь Вороной,
    И зоркий дозор
    У него за спиной.
    Он враг полумер,
    Он свидетель конца,
    Имеющий меру Отца.

    Всё, чем дорожит зверинец,
    Меч срежет с лица земли.
    Так меру вершит Кормилец.
    Горькая правда — полынь,
    Пока не многим знаком этот вкус.
    И только этой горечи болью сродни — блюз

    По имени — Смерть,
    По жизни — Коса,
    По крови — Кристалл,
    По судьбе — Полоса,
    По вере — Любовь,
    По религии — Крест,
    По сути — Опричник Небес.
    Он движется в мир
    На Бледном коне,
    И четверть земли
    У него в табуне,
    А следом торжественно
    Шествует ад,
    И шахты Геенны горят.

    Всё, чем дорожит зверинец,
    Смерть испепелит за час.
    Так мир рассечет Кормилец.
    Горькая правда — полынь.
    Пока не многим знаком этот вкус.
    И только этой горечи болью сродни — блюз

    По имени — Свет,
    По жизни — Закон,
    По крови — Руда,
    По судьбе — Перезвон,
    По вере — Любовь,
    По религии — Крест,
    По сути — Опричник Небес.
    На Белом коне
    В мир движется он,
    Победой овеян
    Его легион.
    Солдат — венценосец,
    Спасителя лук,
    Он принял в руки из рук.

    Все, чем дорожит зверинец,
    Лук перечеркнет стрелой.
    Так мир исцелял Кормилец.
    Свет Откровения свят,
    И тайну не вручишь словам,
    Но я все же спел этот блюз — вам!

    К. Е. Кинчев. 17.11.2000 Москва, Покровка

    otvet.mail.ru

    ЧУМА ГОЛОД ВОЙНА СМЕРТЬ, Чума голод война смерть

    Мы четыре всадники апокалипса: Чума, Война, Голод и Смерть.

    Многие считают, что черный всадник апокалипсиса это смерть. Википедия» имена их знает. Первый всадник – Завоеватель. Чаще всего этот персонаж предстает перед зрителями как человек, едущий верхом на коне белого окраса.

    Смерть – это имя носит четвертый всадник. Среди всех всадников, этот — единственный, чье имя присутствует непосредственно в тексте.

    Всадники апокалипсиса: Голод, Чума, Война, Смерть

    Вот они, всадники Апокалипсиса. Может быть, в те времена происходили какие-то события и по городу ходили всадники и что-то пророчествовали. Один за другим появляются всадники.

    Четвёртый всадник единственный из описанных в Апокалипсисе всадников, имя которого называется прямо – это Смерть. Всадники апокалипсиса появятся на земле поочередно и принесут за собой войну, голод, чуму и смерть. Иначе тот мир, в котором мы живем – войны, болезни, убийства, расчетливые политики, нищие страны – уже давно рухнул бы в небытие.

    Как только количество грехов достигнет апогея, Всевышний обрушивает на нашу землю свой гнев и призывает, чтобы 4 всадника Апокалипсиса (имена их вы узнаете ниже) несли разрушения и сеяли смерть. Один за другим появляются всадники.

    Про всех всадников апокалипсиса написано довольно подробно, а вот про Чуму нигде ничего, кроме того, что он на белом коне, и то это написано не везде. Интересно почему? При этом это не просто смерть, которая уже проявляется в предыдущем всаднике на вороном коне, но Смерть, которой предназначено открыть ворота ада, откуда на землю ринутся различные бедствия. Война, приходя в мир людей, вершит суд именем Бога, используя войну и напасть как испытание для верных. Экстрасенсы о всадниках Апокалипсиса говорят, что именно после их появления на Земле начинались бесконечные войны и нескончаемая череда смертей.

    В 5 сезоне сериала «Сверхъестественное» по очереди появляются Всадники. Вспомните Содом и ***рру, Ноев Ковчег, Казни египетские. Это все, разумеется, по моему мнению, легенды.

    Мор, Война, Голод и Смерть

    Учёные до сих пор расходятся во мнениях, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Завоеватель (Чума, Болезнь), Война, Голод и Смерть (Мор)]. Бог призывает их и наделяет силой сеять святой хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырёх из семи печатей книги Откровения. Мормонские богословы утверждают, что соответствующие катастрофы как раз бушевали в приписанные всадникам периоды истории. Второй всадник был связан с британским восстанием 61-го года, в котором погибло до 150000 человек, или с войнами того же времени в Германии, или со смутами в Палестине.

    Единственный всадник, чьё имя напрямую упоминается в Библии. Тем не менее, его называют и по-другому: «Чума», «Мор», основываясь на различных переводах Библии (например Иерусалимская библия). Этот цвет олицетворяет бледность трупа. Под этот цвет могут так же подходить и другие реальные масти, как соловая, изабелловая.

    Голод, или Третий всадник

    Всадник на белом коне Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он победоносный, и чтобы победить. И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано было взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан был ему меч великий.

    Третий всадник скачет на чёрном коне, и в основном считается, что он олицетворяет голод. Чёрный цвет коня может рассматриваться как цвет смерти. Всадник несет в руке меру или весы, означая способ деления хлеба во время голода. Из всех четырех всадников, черный — единственный, чье появление сопровождается произнесенной фразой.

    Всадник на белом коне ни как не может быть Иисус Христос. Так как в Евангелии Он описан с другим оружием т. е. мечом. Лук и стрелы – это оружие лукавого. Который и выдаёт себя за ангела света, но последствия его прихода будут горьки, и ужасны для живущих на земле. Это следующие всадники, убитые праведники, а также полная диктатура.

    Есть ли доказательства того, что с 1914 года скачет всадник на черном коне? Да. В течение XX века от голода умерло около 70 миллионов человек. Согласно одному источнику, «в 2012—2014 годах 805 млн человек — около одной девятой части населения мира — страдали от хронического недоедания». А в другом источнике говорится, что «ежегодно голод убивает больше людей, чем СПИД, малярия и туберкулез вместе взятые».

    Четвертый и последний всадник именуется Смертью.

    Некоторое время был у меня в друзья х один экстарсенс – с ним случилось несчастье сейчас его возможно уже нет в живых(( И он очеьн заинтересовался этим видением. Сказал что это хороший знак что всадник скакал от меня, у него в молодости было пордобное видение только всадник скакал к нему. Вообще был человек добрый, верующий.

    Читайте также:

    membeduet.ru

    «Чума», «Война», «Голод» и «Смерть». — А это что з… ▷ Socratify.net

    ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

    ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

    Все хорошие книги сходны в одном: когда вы дочитаете до конца, вам кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется.

    Эрнест Хемингуэй (100+)

    Совесть — это тёща, которая постоянно живет с вами.

    Генри Луис Менкен (100+)

    «Доброе утро.» — это не время суток.
    «Доброе утро.» — это состояние души.

    Неизвестный автор (1000+)

    Ваше прошлое — это уже только история. И как только вы это осознаете, оно больше не имеет власти над вами.

    Чак Паланик (100+)

    Вы не властны над тем, что с Вами происходит, но Вы властны над своим отношением к происходящему. И именно это отношение и определяет, кто кого контролирует — события Вас или Вы эти самые события.

    Брайан Трейси (20+)

    Я хочу, чтобы мы с вами умели говорить «спасибо» тому, что осталось за спиной. Пусть это было неприятно и болезненно. Но оно непременно научило нас чему-то важному.

    Если бы ты знал… (Эльчин Сафарли) (100+)

    Война – это обман.

    Арабские пословицы и поговорки (1000+)

    Стремитесь делать добро, и вы поймёте, что счастье будет бегать за вами.

    Неизвестный автор (1000+)

    Война — это способ богатых людей защитить свои интересы, посылая детей среднего и бедного классов на смерть.

    Джордж Карлин (100+)

    Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя, это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть, это тот кто вы есть сейчас.

    Зигмунд Фрейд (100+)

    socratify.net

    Столетняя война: ужасы великой чумы

    Warspot продолжает публиковать серию материалов об истории Столетней войны. С предыдущим материалом серии можно ознакомиться по этой ссылке.

    В настоящий момент мы не имеем никаких достоверных сведений о планах воюющих сторон – Франции и Англии – на летнюю кампанию 1348 года, однако можем выстраивать сравнительно достоверные предположения, основанные на итогах событий последних лет войны, а именно череды поражений Франции и взятия королем Эдуардом стратегически важной гавани-крепости Кале.

    Во-первых, Англия получила несомненное преимущество, получив под контроль значительную часть побережья неприятеля как на севере, так и в Гаскони-Аквитании, отчего король Эдуард III имел возможность вести наступление вглубь Французского королевства одновременно с двух направлений, причём при оперативной свободе и господстве флота на море. Во-вторых, армия Франции была серьёзно ослаблена после сражения при Креси, когда погибло более 1200 дворян, составлявших ядро тяжёлой кавалерии – то есть, около трети от общего численного состава французской рыцарской конницы. Потерявший уверенность в себе Филипп VI де Валуа вместо того, чтобы дать англичанам в августе 1347 года решительное сражение под Кале, принял решение отступить и заключить с Эдуардом перемирие, а король Англии временно предпочёл укреплять Кале, новое владение на континенте, и накапливать силы – приближалась зима, а воевать в это время года в те времена было затруднительно. Видимо, новая кампания с наступлением на ключевые города Франции – на Париж со стороны Кале и на Орлеан от Гаскони – планировалась после весенней распутицы 1348 года, что представляется единственно разумной стратегией. Но…

    Первый этап Столетней войны в XIV веке

    Но с поздней осени 1347 года в Лувр и Тауэр начали приходить смутные известия о некоем моровом поветрии на юге – в королевстве Сицилийском, Генуе, на Корсике, Мальте и в Сардинии. Судя по хроникам, тогда ни один из конфликтующих королей не воспринял угрозу всерьёз – как мы уже упоминали, новости распространялись медленно, со скоростью хода конного гонца или парусника, а вскоре известия из Средиземноморского региона и вовсе перестали приходить, поскольку их некому стало отправлять.

    Над Европой разразилась чудовищная гроза, общая численность жертв которой в процентном соотношении не сравнится даже с Первой и Второй мировыми войнами вместе взятыми. Никогда раньше и никогда в будущем человечество не переживало настолько сокрушительного удара – Чёрная Смерть прошла волной не только по Европе, но и практически по всем регионам Евразии, от Китая и Монголии, до арабского мира, Северной Африки, отдалённых регионов Скандинавии и Руси.

    Череда кризисов XIV века

    Надо сразу же отметить, что эпидемиологическая обстановка в Европе эпохи Высокого Средневековья была далека от идеала, но назвать таковую «неприемлемой» и уж тем более «катастрофической» никак нельзя. Существовал стандартный набор инфекций, часто встречающихся и в наши времена – тиф, коклюш, скарлатина, корь. Встречалась натуральная оспа – последняя крупная вспышка таковой была зафиксирована за целых пять столетий до пришествия Чёрной Смерти, в 846 году при осаде Парижа викингами, а серьёзные эпидемии оспы придутся уже на позднейшие эпохи, Ренессанс и Новое время.

    Из «экзотических» инфекций была распространена проказа, занесённая крестоносцами с Ближнего Востока – болезнь теплолюбивая и отлично прижившаяся в Европе во времена Средневекового климатического оптимума, когда среднегодовая температура была значительно выше. Впрочем, за проказу могли принимать и невенерический сифилис, трепонематоз, передающийся не половым путём, а контактно – не путать с сифилисом, завезённым впоследствии из Нового Света. Масштабная эпидемия чумы (т.н. Юстинианова чума) произошла и вовсе в летописные времена – в 540–541 годах, и затронула в основном Византию и Восток, частично Италию; о ней успели давно и прочно позабыть.

    Неслыханный, запредельный кошмар, начавший распространяться по Средиземноморью с 1347 года, аналогов не имел, а в свете религиозного и мифологического менталитета человека Средневековья выглядел не более и не менее, чем самым настоящим концом света. Фантастическая вирулентность штамма чумы, чудовищная скорость распространения эпидемии, невероятная скоротечность болезни и запредельная смертность до сих пор потрясают воображение – что уж говорить о наших предках, не способных ни сопротивляться эпидемии средствами медицины, ни осознать истинные масштабы происходящего!

    Распространение Чёрной Смерти с 1346 по 1353 годы

    Однако следует помнить о том, что Чёрная Смерть оказалась лишь наиболее масштабным из кризисов XIV века – пожалуй, самой скверной эпохи европейской истории. Вся первая половина столетия – беспрестанная цепочка сплошных несчастий, однозначно предрекающих Судный день. Про Великий Голод 1315–1317 годов мы уже писали, но за ним последовали и другие серьёзнейшие неприятности. Началось похолодание, ныне называемое Малым Ледниковым периодом. В 1342 г. – обилие снега зимой и беспрестанные дожди летом, поля Франции опустошены сильным наводнением, в Германии затоплено много городов. С 1345 г. по всей Европе начался период «особенной сырости», продолжавшийся ещё несколько лет, постоянные неурожаи, нашествия саранчи аж до Голштинии и Дании. Сокращаются посевные площади, в Германии и Шотландии погибает винодельческая отрасль.

    Произошла и крупнейшая экономическая катастрофа Высокого Средневековья, имеющая прямое отношение к Столетней войне – а именно банкротство банковских домов Барди и Перуцци, в результате которого европейская экономика покатилась в пропасть и была окончательно добита Чёрной Смертью, выкосившей колоссальные людские ресурсы – прежде всего, трудоспособное население.

    Эдуард III Плантагенет был авантюристом в хорошем смысле этого слова – он ввязывался в громкие аферы, лишь имея неплохие виды на успех. Другое дело, что удача ему не всегда сопутствовала – так произошло во время очередной войны с Шотландией 1327–1328 годов, в которой Англия потерпела поражение и признала шотландскую независимость. Кредиты на эту войну были получены у флорентийцев Барди, равно как и контрибуцию пришлось платить из предоставленных ими займов. Начинается Столетняя война. Долги английской короны выросли до совершенно запредельной суммы – почти 2 миллиона флоринов (900 тысяч семье Барди и 700 тысяч Перуцци), при доходе казны в 60–65 тысяч фунтов в год. Эдуард объявляет дефолт по долговым обязательствам в 1340 году, его примеру следует Филипп де Валуа (а чего мелочиться-то?! Если англичанам можно, почему нельзя французам – особенно в условиях войны?), дома Барди и Перуцци в 1344 году банкротятся, потянув за собой десятки менее солидных фирм, тысячи вкладчиков остаются без средств, что приводит к дефолту сразу нескольких королевств и даже папской курии, учреждения далеко не самого бедного.

    В сухом остатке – почти моментальный коллапс экономики всей Европы, весьма напоминающий недавний кризис 2008 года и ныне существующий «пузырь деривативов»: экономические законы во все времена работают одинаково. Флорентийский политик, историк и банкир Джовании Виллани (кстати, умерший от чумы в 1348 году) оставил нам такую запись:

    «…Для Флоренции и всего христианского мира потери от разорения Барди и Перуцци были ещё тяжелее, чем от всех войн прошлого. Все, кто имел деньги во Флоренции, их лишились, а за пределами республики повсеместно воцарились голод и страх».

    Как известно, беда одна не приходит, а каждый новый катаклизм тянет за собой другой – после долгих веков благополучия, экономического процветания, стабильного роста населения и продовольственного изобилия всего за несколько десятилетий Европу посетили три всадника Апокалипсиса из четырёх: Война, Голод и Смерть: стремительно менялся климат, неурожаи следовали один за другим, началась Столетняя война, благодаря ей рухнула и финансовая система. А зимой с 1347 на 1348 годы прибыл и четвёртый – во всей своей мощи и необоримости…

    Всадник на бледном коне

    Предположительно, началось всё за десять лет до описываемых событий, в 1338 году, в районе озера Иссык-Куль – по данным исследователей, именно оттуда Чёрная Смерть начала долгую дорогу на Запад. За восемь лет она опустошила Центральную Азию, поразила Золотую Орду, разделилась на два смертоносных ручья, южный и западный, проникла через Кавказ на Средний Восток и в Византию, а также в район Крыма, где к тому времени имелось несколько генуэзских факторий – в частности, крепость Кафа, находящаяся в современной Феодосии. Из порта Кафа на кораблях Генуи весной 1347 года Чёрная Смерть попадает в Константинополь, незамедлительно вызвав огромную смертность – умер даже наследник трона, сын императора Андроник, заболевший на рассвете и скончавшийся к полудню. Общее число потерь подданных Византии в ходе эпидемии – более трети, Константинополь вымер почти наполовину.

    «Человек, умирающий от чумы». Аллегория из рукописи монахов-картезианцев, начало XV века

    Далее, как мы упоминали выше, шквал молниеносно распространяется по средиземноморским гаваням. Наконец, Чёрная Смерть приходит собственно во Францию – через Марсель в Авиньон, где тогда была расположена резиденция Римского папы и курия. Вот тут-то для ничего не подозревавших подданных Филиппа де Валуа и начинается настоящий кошмар. Достаточно сказать, что всего за одну (!) ночь января 1348 года в авиньонском монастыре францисканцев умерли около 700 монахов, а общая смертность в папской столице достигла показателя более 60%… Хоронить всех умерших не было никакой возможности, Римскому папе Клименту пришлось пойти на беспрецедентный шаг – он освятил воды реки Луары, куда массово сбрасывали трупы.

    Но в чём же причина столь невероятной смертности и заразности Чёрной Смерти? Отсутствие гигиены? Это лишь один из малозначимых факторов – бани и ванны в те времена были широко распространены, особенно в монастырях. Большая скученность в городах? Уже теплее.

    Дело в том, что в 1348 году европейцы столкнулись с весьма необычным течением чумы – болезнь лишь в незначительном числе случаев принимала бубонную форму, когда возбудитель Yersinia pestis концентрируется в поражённых лимфоузлах. Более распространялась септическая форма (сиречь возбудитель сразу проникал в кровь), разносился по всему организму, включая лёгкие, а после начала чумной пневмонии болезнь моментально передавалась воздушно-капельным путём, подобно гриппу. Заболевший лёгочной формой чумы умирал очень быстро, за время от двух-трёх часов до полутора суток, успевая за это время заразить всех окружающих – особенно ярко это проявлялось в городах, монастырских общежитиях-дормиториях, на рынках. Пока продолжался весьма краткий инкубационный период, человек мог выйти из дома к булочнику или к меняле, сходить в церковь, где находились десятки прихожан и монахов, заглянуть к своему юристу или родственникам. Практически все они оказывались обречены – чумная пневмония гарантировала скорую, но далеко не самую лёгкую смерть практически каждому.

    Слово французскому медиевисту Жану Фавье, из книги «Столетняя война», гл. 47:

    «…Земли и города, поражённые чумой, пострадали очень сильно. Не было семьи, которую бы она обошла, кроме как, может быть, зажиточных семей, которым иногда удавалось найти достаточно изолированные убежища. Где-то смерть уносила одного из десяти, где-то – восемь или девять. Эпидемия была тем более смертоносной, что в редком городе или области длилась менее пяти-шести месяцев. В Живри, в Бургундии, в июле она убила одиннадцать человек, в августе 110, в сентябре 302, в октябре 168 и в ноябре 35. В Париже она продолжалась от лета до лета. Реймс она опустошала с весны до осени.


    Города и деревни были парализованы. Каждый забивался к себе в дом или бросался в бегство, движимый неуправляемым и бесполезным защитным рефлексом или просто страхом. <…> Самую большую дань заплатили города: скученность убивала. В Кастре, в Альби, полностью вымерла каждая вторая семья. Перигё разом потерял четверть населения, Реймс чуть больше. Из двенадцати капитулов Тулузы, отмеченных в 1347 г., после эпидемии 1348 г. восемь уже не упоминались. В монастыре доминиканцев в Монпелье, где раньше насчитывалось сто сорок братьев, выжило восемь. Ни одного марсельского францисканца, как и каркассонского, не осталось в живых. Бургундский «плач», возможно, допускает преувеличения для рифмы, но передаёт изумление автора:


    Год тысяча триста сорок восемь –


    В Нюи из сотни осталось восемь.


    Год тысяча триста сорок девять –


    В Боне из сотни осталось девять».

    Случись нечто подобное в Европе сейчас, из 830 миллионов населения умерло бы миллионов триста или больше – и никаких преувеличений, есть статистика: в США с 1950 по 1994 гг. зарегистрировано 39 случаев вторично-лёгочной и 7 – первично-лёгочной чумы. Летальность при них составила в общей сложности 41%, и это при всех современных достижениях в области гигиены, антибиотиков и медицины в целом. То есть, процент смертности вполне сравним с глобальным бедствием 1348 года.

    «Триумф смерти», фрагмент картины итальянского художника Франческо Траини, 1350 год

    Вернёмся, однако, в погибающую Францию. Разумеется, ни о каком продолжении Столетней войны с лета 1348 года и речи не шло – эпидемия распространялась с чудовищной быстротой. Если в январе Чёрная Смерть свирепствовала в Авиньоне, то к марту она добралась до Лиона и Тулузы, перевалила Пиренеи, направившись дальше в Испанию. 1 июля близ занятого англичанами Бордо от чумы умирает дочь короля Эдуарда Джоан, направлявшаяся в Испанию (большая часть её свиты тоже погибла от Чёрной Смерти). Париж пал в конце июня – Филипп де Валуа якобы бежал из города, но в действительности маршал Шарль де Монморанси изолировал короля в Лувре, куда посторонние не допускались. Королева Франции Жанна Бургундская умерла от лёгочной формы чумы в Нельском отеле 1 сентября – предположительно, заразилась на мессе в Нотр-Дам.

    В Англии дела обстояли не лучше, а местами даже и хуже, чем у соседей и непримиримых противников – естественная преграда Ла-Манша Альбион не спасла. Первая вспышка Чёрной Смерти на островах датируется 24 июля 1348 года в Дорсете. В конце сентября эпидемия охватила Лондон и продолжила шествие на север и запад Англии, достигнув пика зимой на 1349 год. Причём если во Франции встречалась как бубонная, так и лёгочная форма чумы, то в Англии она протекала в основном в виде чрезвычайно заразной чумной пневмонии – что существенно повышало смертность, показатели которой были в среднем выше, чем на континенте. В относительно недавнем и весьма подробном исследовании норвежского учёного Оле Бенедиктоу от 2004 года «The Black Death 1346–1353: The Complete History» приводятся устрашающие цифры – 62,5% населения, то есть из 6 миллионов обитателей Альбиона всего за несколько месяцев умерли 3,75 миллиона… Более того, в 1349 году, по причине смерти огромного количества крестьян, поголовье скота в Англии осталось без присмотра и было сражено эпидемией ящура, сократившись в пять раз.

    Общие безвозвратные потери в Первую мировую войну среди всех стран-участников (включая колонии) с общим населением в 1,47 миллиарда человек составляли 10 миллионов среди комбатантов и 11,5 миллионов среди мирных жителей, включая голод и болезни; всего, округляя, 21,5 миллиона – то есть, 1,46% от численности. Чёрная Смерть унесла минимум 30–35% населения – цифры разнятся в зависимости от региона: например, эпидемия почти не затронула Беарн, лишь краешком коснулась Фландрии и едва задела Брюгге, но в других областях число погибших доходило до астрономических цифр – более двух третей. Жан Фруассар в своей «Хронике» утверждает: «Треть людей умерли», и он недалёк от истины, хотя его понятия о статистике весьма далеки от совершенства…

    Весьма показательны цифры смертности от чумы среди правящих семей – всего в Европе тогда было восемнадцать монархий и два орденских государства (мы не станем учитывать мелочь, наподобие крошечных сербских княжеств). Умерли королевы Франции (и жена дофина), Наварры и Арагона, умерла жена императора Священной Римской империи Бланка, дочери королей Англии и Дании, вымерла вся королевская семья Сицилии, от чумы скончались король Кастилии и Леона Альфонсо Справедливый, великий комтур Тевтонского ордена Людольф Кёниг. То есть, потери в королевских семьях составили практически 50 процентов – и это только ближайшие родственники монархов, без учёта племянников, дядь-тёть, шуринов, деверей и так далее. Никто не был защищён, ни монарх, ни крестьянин.

    Французская королевская семья, миниатюра XIV века. В центре – королева Жанна Бургундская, умершая от чумы

    Таким образом, в течение 1348–1350 годов, пока продолжалась эпидемия, на всей территории Европы наблюдалась системная катастрофа поистине библейских масштабов. Параапокалипсис.

    Итоги

    В последующие десятилетия Чёрная Смерть возвращалась тремя волнами. 1361 год – заболевших до половины, есть выздоравливающие. 1371 год – заболевших около одной десятой, многие выздоравливают. 1382 год – заболевших около одной двадцатой, выздоравливает большинство. В конце XIV – начале XV веков происходит серьёзный демографический взрыв – пускай так и не восстановивший численность населения, однако достаточный для того, чтобы можно было вести Столетнюю войну ещё семьдесят лет. Испанский историк Морешон указывает: «Множество вновь создаваемых семей оказались необычайно плодовиты – в таких браках очень часто рождались двойни».

    Тем не менее, Чёрная Смерть, которую вполне можно считать разграничительной линией между «классическим» Средневековьем и ранним Новым Временем, совершила грандиозный переворот во всех областях жизни. Демографический провал и недостаток рабочей силы вызвал повышение ценности труда наёмных рабочих и крестьянства, в ранее закрытые цеха (ремесло передавалось по наследству) стали принимать «чужаков». Резко уменьшилось производство в зерновом сельском хозяйстве, вызывая хлебные кризисы, зато появилось больше пастбищ с увеличением поголовья скота; падает цена на землю и арендная плата. Постепенно восстанавливается финансовая стабильность, хотя последствия вышеописанного банкротства банков Барди и Перуцци ощущались ещё долгие десятилетия. Быстрее всего проблему безденежья решили в Англии – уже через восемь лет, к 1356 году, настырный король Эдуард изыскал средства для снаряжения новой крупной армии, способной вести боевые действия на материке.

    Похороны жертв чумы в Турне. Миниатюра из рукописи «Хроники Гилля Майзета», 1349 год

    Однако с 1348 по 1356 годы продолжать Столетнюю войну физически не могли обе стороны – чума нанесла по обеим сторонам конфликта настолько всесокрушающий удар, что последствий такового никто не мог просчитать. Настолько резкое и мгновенное по историческим меркам нарушение биосоциального равновесия подвело черту под созданным Римскими понтификами Pax Catholica – единой европейской католической общностью и дало толчок к Гуситским войнам и последующей Реформации, которые окончательно разделят Европу. Ренессанс и Новое время стояли на пороге разрушенного чумой здания Средневековья…

    Впрочем, это никак не отразилось на упорстве Эдуарда Плантагенета: король Англии, невзирая на все потери, продолжал претендовать на французскую корону и не собирался отступать.

    Продолжение следует

    warspot.ru

    комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

    Непосредственных исторических данных о досаждавших человечеству древних пандемиях у нас нет. Судить о них можно лишь по косвенным признакам, по оставленным ими отпечаткам и отголоскам. Но, согласно эволюционной теории и растущему массиву доказательств из области генетики и других наук, пандемии и вызывающие их патогены сыграли немалую роль в формировании основополагающих аспектов человеческой природы – от воспроизводства до смерти. Они обусловили разнообразие наших этносов, исходы наших войн, передающиеся из поколения в поколение представления о красоте, не говоря уже о наших организмах как таковых и их уязвимости для сегодняшних патогенов. На современных факторах, провоцирующих пандемии, их древнее могучее воздействие сказывается точно так же, как на течениях – воздействие приливов и отливов.

    Болезнь – неотъемлемая составляющая взаимоотношений между микробами и носителями. Чтобы убедиться, достаточно совершить краткий экскурс в историю существования микробов и заглянуть внутрь нашего собственного тела. Сейчас царь природы – человек, однако в прошлом на планете царили микробы. К тому времени – около 700 млн лет назад, – как наши древнейшие предки, первые многоклеточные организмы, выбрались из моря, микробы колонизировали земной шар уже почти 3 млрд лет. Они заполонили все доступные среды обитания – море, почву, глубокие слои земной коры. Они выдерживали самые невероятные условия – от 10-градусного мороза до 110-градусного пекла, питаясь чем угодно – от солнечного света до метана. Благодаря такой стойкости и выносливости они смогли существовать в самых недоступных и экстремальных нишах, осваивая поры скальных пород, ледяную корку, вулканы и океанские глубины. Им неплохо жилось даже в самых холодных и соленых морях{566}.

    Для микробов наш организм был всего-навсего очередной нишей для освоения, и, как только он сформировался, они устремились завоевывать новую среду. Микробы колонизировали нашу кожу и эпителий кишечника. Они внедрили свои гены в наши. Вскоре в человеческом организме обитало 100 трлн микробных клеток – в десять с лишним раз больше, чем человеческих. Треть нашего генома образована генами бактериального происхождения{567}.

    По доброй ли воле наши предки давали прибежище микроорганизмам-колонизаторам? Возможно. Но маловероятно. Потому что, подобно обороняющемуся государству, объявившему всеобщую мобилизацию, мы выработали огромный арсенал средств для распознавания, захвата и уничтожения микробов. Мы отшелушиваем частицы кожи вместе с микробами, угнездившимися на ее поверхности. Регулярно моргая, мы смываем микробов с глазных яблок. Мы создали антибактериальную смесь из слизи и соляной кислоты в желудке, чтобы микробам неповадно было там селиться. Каждая клетка нашего организма изобретала хитрые способы защититься от микробного вторжения и самоуничтожиться в случае неудачи.

    Специализированные клетки – белые кровяные тельца – курсируют по организму с единственной задачей: выявлять, атаковать и истреблять микробов-захватчиков. За то время, что вы читаете эти строки, они уже пронеслись потоком по всему вашему телу, выискивая признаки микробного вторжения.

    Выработка этой иммунной защиты свидетельствует о непреходящей угрозе, которую всегда представляли собой микробы. Чтобы выжить, наш организм должен был чутко реагировать на заражение и давать отпор. Иммунная защита существует не для проформы – как какой-нибудь пенсионер-охранник, похрапывающий перед телевизором в дальней комнате захудалого магазина. Она всегда начеку и заводится с пол-оборота. Сегодня нам достаточно увидеть изображение человека, подвергнувшегося микробной атаке – чихающего или с гнойниками на коже, – и наши белые кровяные тельца лейкоциты моментально выбросят усиленный десант иммунных борцов, например цитокина интерлейкина-6, будто нам и в самом деле грозит микробный удар{568}.

    Поддерживать эту боеготовность против микробов – дело нелегкое. При каждой активизации иммунной системы нам требуется увеличивать потребление кислорода. И когда энергию приходится тратить куда-то еще (например, когда мы вынашиваем и нянчим потомство), защита закономерно ослабевает. И в первобытные времена, и сейчас нам не хватает ресурсов, чтобы обслуживать энергоемкую иммунную систему. Защита организма от микробных посягательств «затратна», как говорят биологи. И все же мы эту цену платим, поскольку иначе в микробном окружении не выжить{569}.

    Однако, хотя иммунная система и борется с покушениями патогенов на организм, обезопасить его полностью она не может. Об этом нет и речи: по сей день любое снижение боеготовности – или изменение способности микробов прорывать защиту – приводит к жестоким стычкам. Когда наша иммунная защита ослабевает с возрастом, из-за болезни или упадка сил, в клетки вторгаются микробы. И начинают бесчинствовать – каждый по-своему. Одни размножаются без меры, поглощая наши питательные вещества или разрушая в процессе наши ткани. Другие, в частности холера, выделяют токсины, способствующие ее размножению или распространению. Третьи просто вызывают реакцию других чувствительных систем организма. Способы могут быть разными, но итог один: они жиреют, а мы таем.

    Мы называем этих захватчиков патогенами, но на самом деле это просто микроорганизмы, которые делают то же, что и везде: непрерывно питаются, растут и распространяются. Такова их природа. При оптимальных условиях микробы удваиваются в количестве каждые полчаса. И они не стареют. Пока вокруг достаточно пищи, они не умрут, если только не уничтожить их специально. Иными словами, они будут эксплуатировать любые доступные ресурсы по максимуму, и если это приведет к эпидемии или пандемии – ну что ж поделать.

    Мы можем себе представить картину прошлого, полного пандемий, исследуя логику жизненного цикла микроорганизмов и характер нашей иммунной защиты. Но есть и другие источники информации. Эволюционные биологи и генетики считают подтверждением нарисованной картины определенные аномалии – необычные профили генной экспрессии в нашей ДНК и странные, ничем иным не объясняющиеся поведенческие проявления. Для специалиста (а специалистов в этих областях все больше) они не менее показательны, чем для следователя – дрожь в руках у человека, вроде бы благополучно оправившегося от психического потрясения. Объяснить их наличие можно только бурным, изобиловавшим пандемиями прошлым.

    Большинство людей не видит в этих аномалиях ничего аномального – странного или труднообъяснимого. Это две фундаментальные составляющие нашей жизни: половое размножение и смерть. Мы принимаем их как данность. Но для эволюционного биолога это загадочные явления нашей эволюции, требующие объяснения.

    Чтобы разобраться в этом несколько парадоксальном положении дел, потребуется небольшой экскурс в так называемую теорию эгоистичного гена. Основная ее идея заключается в том, что главной движущей силой эволюции выступают гены или, точнее, геном – весь набор генов конкретной особи. Геном состоит из длинных спиральных молекул ДНК (или РНК), которые содержатся в каждой из наших клеток. В их элементах (генах) закодированы инструкции для формирования всех биологических особенностей, от цвета глаз и формы носа до тембра голоса. Согласно теории эгоистичного гена, к «действиям» генов по поддержанию собственного существования сводится вся эволюция. Одни гены, диктуя, т. е. кодируя, свойства организма, которые будут способствовать их вместе с самим организмом дальнейшему распространению, устойчиво закрепляются. Другие кодирующие особенности, бесполезные или мешающие успеху распространения, вымирают.

    С точки зрения теории эгоистичного гена половое размножение и смерть как раз и удивительны – ведь ни половую связь, ни смерть, учитывая возможные альтернативы, эффективным средством распространения генов не назовешь.

    Возьмем половое размножение. Когда-то все живое на планете размножалось неполовым путем (клонированием или иными способами). Полового размножения не было. Но на каком-то витке эволюции оно появилось, хотя с точки зрения генов стратегия эта сильно уступала другим способам воспроизводства. Клонирующийся организм передает потомству все 100 % своих генов, тогда как при половом способе приходится не только искать партнера для воспроизводства, но и упускать половину генов, поскольку отпрыск наследует лишь 50 % от каждого родителя.

    Чтобы выжить, первым организмам, размножающимся половым путем, необходимо было победить в конкуренции с клонирующимися, господствовавшими над ресурсами и экологическими нишами планеты. Но каким образом? В 1970-х годах эволюционный биолог Уильям Хэмилтон смоделировал на компьютере условия тех первобытных времен. Для модели задано было население, в котором половина особей размножается клонированием, а половина – спаривается. (Вообразите себе клан амазонок, которые размножаются без мужчин, и племя женщин, которое производит потомство только при участии партнера противоположного пола.) Никто из них не избавлен от вероятности случайной смерти, грозящей любому живущему в дикой природе, – погибнуть в когтях хищника или замерзнуть в буране. Затем компьютерная модель просчитывала репродуктивный успех обоих племен, вычисляя, сколько потомства произведет каждое.

    Результаты двух разных стратегий размножения не заставили долго себя ждать. При каждом запуске модели воспроизводящиеся половым путем быстро вымирали. Случайная гибель в спаривающемся племени приводила к непропорциональному истощению фонда потенциальных партнеров (что испытал на себе любой представитель возраста «кому за сорок», пытающийся завести романтическое знакомство). Клонирующимся, которые сохраняли стабильный уровень воспроизводства независимо от случайных потерь, это не грозило. И не важно, что потомство в спаривающемся племени получалось более генетически разнообразным, а значит, более устойчивым к изменениям окружающей среды в долгосрочной перспективе. Перед непосредственной опасностью в виде бремени случайных потерь долгосрочные преимущества меркли.

    Получается, что половое размножение – провальный эксперимент? А вот и нет. В конечном итоге репродуктивная стратегия наших самых далеких предков распространилась на все животное царство, включая и человека, для которого до сих пор поиск партнера – одна из основных жизненных задач.

    Разрешил этот парадокс сам Хэмилтон, предложив сенсационную разгадку: половая связь появилась благодаря патогенам.

    Половое размножение требует значительной генетической жертвы, отмечает Хэмилтон, но она окупается тем, что потомство при таком размножении генетически отличается от родителей. В борьбе с суровой погодой или хищниками это невеликое преимущество, а вот в борьбе с патогенами – огромное. Поскольку патогены, в отличие от погоды или хищников, оттачивают технику наступления.

    Предположим, некий патоген прицепился к вам еще в младенчестве. По мере того как вы растете, у него сменяются сотни тысяч поколений. К тому моменту, как вы достигнете зрелости (если он вас за это время не убьет) и будете готовы дать потомство, его техника нападения будет совершеннее вашей техники защиты. Ваши генетические характеристики остались на прежнем уровне, а патоген успел эволюционировать.

    Особи, размножающиеся клонированием, создают точную копию организма, который перед патогеном уже спасовал, а значит, оставляют потомству самые ничтожные шансы умерить аппетиты патогена. Гораздо выгоднее в таком случае, рассуждал Хэмилтон, производить генетически отличное от вас потомство, даже если половиной собственных генов для этого придется пожертвовать.

    Насколько отточенными становятся со временем атаки патогенов, ученые продемонстрировали, в порядке эксперимента подсаживая патогены пожилой особи к более юной. Одно из таких исследований, на которое ссылается эволюционный зоолог Мэтт Ридли, проводилось над деревьями-долгожителями – Дугласовыми пихтами, которые регулярно страдают от щитовки. (Хоть щитовка не микробы, но, как и микробные патогены, приводит к болезни дерева.) В дикой природе старые деревья болеют больше молодых. И вовсе не потому, что они слабее, хотя именно эта догадка первой приходит на ум. Старые деревья легче поддаются заражению, потому что у развившихся на них патогенов было больше времени приспособиться. Молодое дерево, на которое ученые пересадили щитовку со старого, болело с той же интенсивностью. Учитывая все это, неудивительно, что половое размножение увеличивает шансы на выживание по сравнению с клонированием{570}.

    За время своего существования гипотеза Хэмилтона о патогенах и эволюции половых связей успела получить внушительное эмпирическое подкрепление. Биологи установили, что виды, которым свойственно как половое, так и бесполое размножение, переключаются с одного на другое в зависимости от присутствия патогенов. При выращивании в лабораторных условиях, где привычных патогенов нет, или в окружении патогенов, искусственно лишенных возможности эволюционировать, круглый червь Caenorhabditis elegans в основном размножается бесполым путем. Но, когда его осаждают патогены, он переходит на половое размножение. В других экспериментах ученые целенаправленным воздействием «отключали» червю половое размножение, и выращенные затем с патогенами черви вымирали в пределах двадцати поколений. И наоборот, когда круглым червям оставляли возможность размножаться половым путем, они выживали в окружении патогенов бесконечно долго. Судя по всему, без определенных преимуществ, которые дает половое размножение, противостоять патогенам не удастся{571}.

    В дополнение к эволюции половых связей патогены могли спровоцировать и другую адаптацию – смерть. Видеть в ней необязательное свойство, которое можно выработать эволюционным путем, нам непривычно. Неотвратимость увядания и смерти – один из ключевых элементов нашего мировоззрения. Мы рассматриваем тело как механизм, который со временем неизбежно изнашивается, его части выходят из строя, повреждения накапливаются, и наконец после преодоления некоего критического порога механизм перестает работать вовсе. Поэтому мы говорим, что «смерть не обмануть». У нас даже слово «возраст» – которое в буквальном смысле означает лишь течение времени – ассоциируется с увяданием и износом. (На самом деле мы имеем в виду биологическое старение – постепенное ухудшение функционирования организма, в конечном итоге приводящее к смерти.)

    Однако неотъемлемым аспектом жизни одряхление и смерть назвать нельзя. Вокруг достаточно примеров бессмертия: микроорганизмы живут вечно, деревья не дряхлеют, а наоборот, с годами становятся только крепче и плодовитее. Для микробов и многих растений бессмертие – это правило, а не исключение. Среди животных тоже попадаются вечно юные: например, омары и двухстворчатые моллюски, которые гибнут лишь насильственной, а не естественной смертью.

    У человеческого организма имеется одно бесспорное отличие от машины – возможность самовосстановления. После физической нагрузки мы восполняем урон, нанесенный мышцам. При переломе или порезе мы выращиваем новую костную ткань и рубцуем рану. (Есть даже сообщения о людях, которым нарастили оторванные пальцы.){572} У наших клеток имеется немало способов восстанавливаться после причиненного ущерба. Способности к самозаживлению имеются и у других животных: черви регенерируют из отрезанной части тела, морские звезды отращивают заново потерянные лучи, а ящерицы – хвост. И от этой регенерации организм не становится слабее, наоборот.

    Ученые установили, что одряхление – вовсе не заведомая неизбежность, оно контролируется определенными генами – так называемыми генами смерти, или «самоубийственными». Их функция заключается в том, чтобы постепенно отключать процессы самовосстановления, поддерживающие организм в рабочем состоянии. Как дворецкий, который гасит свечи после бала. В урочный час, невзирая ни на что{573}.

    Открытие этих генов относится к 1970-м, когда ученые обнаружили, что удаление определенных желез у самки осьминога может отсрочить неизбежную в противном случае смерть. В обычных условиях самка осьминога перестает питаться и умирает ровно через десять дней после высиживания яиц. Однако хирургическое удаление желез, отвечающих за созревание и размножение, кардинально изменило поведение самки. Отложив яйца, она снова начала есть и прожила еще полгода{574}. Аналогичные гены, не имеющие иной задачи, кроме как запускать процесс угасания и смерти, ученые выявили у червей и мух. Если эти гены «отключить» в ходе эксперимента, смерть откладывается – подопытные червяки и мухи продолжают жить{575}.

    Пока маловероятно, что такие же – однозадачные – гены обнаружатся у людей. Скорее всего, гены самоуничтожения у человека выполняют целый ряд функций, как разрушительных, так и полезных. Гены, отвечающие за воспаление, защищают нас от ран и инфекций в юности, но затем идут вразнос и начинают поражать здоровые клетки. Условия, провоцирующие такую резкую смену курса, еще не установлены, однако, по очевидным причинам, по этой теме ведется масса вызывающих пристальный интерес исследований в области борьбы со старением{576}.

    Открытие самоубийственных генов рождает те же вопросы, что и половое размножение. Как такие гены могли развиться? Вызываемая ими запрограммированная смерть – заведомый проигрыш по сравнению с альтернативами. При непосредственной эволюционной конкуренции обремененные подобными генами особи – сходящие с дистанции на полпути к финишу, тогда как соперники летят вперед во весь опор, – несомненно, терпят фиаско. А значит, такой серьезный недостаток должен как-то окупаться.

    Окупается он, согласно так называемой адаптационной теории старения, защитой против пандемий, уничтожающих целые виды. У бессмертия, несомненно, есть свои выгоды, но есть и существенные издержки. Одна из них заключается в том, что бессмертный вид очень быстро разрастается до исчерпания необходимых ему ресурсов окружающей среды. И тогда он становится уязвимым для таких бедствий, как голод и пандемии, которые могут уничтожить его одним махом, убив всех представителей разом.

    Известно, что в прошлом подобные катастрофы случались нередко. В конце концов, 99,9 % всех когда-либо существовавших на Земле видов сейчас отсутствуют. Нынешние оставшиеся – это те немногие, кому удалось выжить на нашей непредсказуемой планете. Как же им удалось?

    Бессмертные виды вроде микробов, скорее всего, устояли против катастрофического голода – и пандемий в том числе – за счет клонирования. Это значит, что даже пандемия, уничтожающая 99,9 % популяции, не приведет к вымиранию, поскольку мизерного количества оставшихся хватит, чтобы восстановить численность. А вот у размножающегося половым путем бессмертного вида шансы невелики. По подсчетам одной команды биологов, занимающихся сохранением биоразнообразия, минимальная численность жизнеспособной популяции у большинства животных видов с половым способом размножения составляет около 5000 особей{577}. Другие называют цифры от 500 до 50 000 в зависимости от вида. Любая пандемия (или голод), при которой порог минимальной численности будет перейден, уничтожит размножающийся половым путем вид навсегда{578}.

    Согласно адаптационной теории старения, именно это обстоятельство и послужило предпосылкой для развития самоубийственных генов. Сценарий рисуется примерно такой: представьте две конкурирующие группы организмов, размножающихся половым путем. В одной группе все бессмертны. В другой появились самоубийственные гены и какие-то особи постепенно стареют и умирают. Первая группа напоминает густой лес, вторая – регулярно прореживаемый. При возникновении пандемии у первой группы шансов на выживание столько же, сколько у густого леса во время лесного пожара. Вторая, позволившая распространиться самоубийственным генам, выживет с большей долей вероятности.

    Разумеется, полностью от угрозы голода и пандемий самоубийственные гены нас не защищают. Но поскольку старость и смерть мало-помалу, как выразился исследователь в области борьбы со старением Джошуа Миттельдорф, прореживают наши ряды, снижается риск вымирания всего вида целиком. Старение и смерть, утверждает Миттельдорф, – это отступные, которые мы платим пандемиям{579}.

    И теория Хэмилтона об эволюции полового размножения, и адаптационная теория старения представляют собой разновидности так называемой гипотезы Красной Королевы[20], совершившей переворот в современной биологии. Название – отсылка к эпизоду из «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла. После бешеного бега вместе с Красной Королевой Алиса в изнеможении падает на землю и обнаруживает, что они с Королевой все там же, где были. «У нас, когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место», – недоумевает Алиса. «Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!»[21] – объясняет ей Королева.

    Какое отношение это имеет к прошлому и будущему наших эпидемий? Как гласит классическая теория естественного отбора, которую сформулировал в 1859 году Чарльз Дарвин и которую учат на уроках биологии во всем мире, патогены и их жертвы со временем приспосабливаются друг к другу, эволюционируя в направлении минимизации трений. Гипотеза Красной Королевы утверждает иное.

    В ответ на каждое эволюционное приспособление у одного вида появляется контрприспособление у противника. Иными словами, патогены и их жертвы не эволюционируют в направлении взаимной гармонии, а ведут бесконечную гонку вооружений, напоминая супругов в неудачном браке. Они «долго бегут со всех ног», но «никуда не движутся».

    Из этого следует такой же вывод, как из гипотез, касающихся природы микробов и иммунной системы и эволюции полового размножения и смерти. А именно: отношения между патогенами и их жертвами не стремятся к урегулированию. Наоборот, это постоянная битва, в которой каждая сторона изобретает все более хитроумные способы пробить защиту противника.

    А значит, эпидемии не обязательно вызываются неудачно сложившимися историческими условиями. Независимо от наличия каналов, самолетов, трущоб и агропромышленных комплексов патогены и их носители все равно были и остаются узниками замкнутого круга эпидемий. Эпидемии – это не исторические аномалии, а естественная особенность жизни в окружении микробов.

    Глава 9 — Логика Пандемии
    Книга — Пандемия: Всемирная история смертельных вирусов
    Автор — Соня Шах

    566
    Markus G. Weinbauer and Fereidoun Rassoulzadegan, ‘Extinction of Microbes: Evidence and Potential Consequences,’ Endangered Species Research 3, no. 2 (2007): 205–15; Gerard Tortora, Berdelle Funke, and Christine Case, Microbiology: An Introduction, 10th ed. (San Francisco: Pearson Education, 2010).

    567
    Kat McGowan, ‘How Life Made the Leap from Single Cells to Multicellular Animals,’ Wired, Aug. 1, 2014

    568
    В анализах крови испытуемых, которым предъявлялись изображения людей, чихающих или покрытых оспинами, обнаруживалось на 23,6 % больше интерлейкина-6, чем у тех, кто разглядывал изображения предметов мебели или нацеленного оружия. C. L. Fincher and R. Thornhill, ‘Parasite-Stress Promotes In-Group Assortative Sociality: The Cases of Strong Family Ties and Heightened Religiosity,’ Behavioral and Brain Sciences 35, no. 2 (2012): 61–79.

    569
    Sabra L. Klein and Randy J. Nelson, ‘Influence of Social Factors on Immune Function and Reproduction,’ Reviews of Reproduction 4, no. 3 (1999): 168–78.

    570
    Matt Ridley, The Red Queen: Sex and the Evolution of Human Nature (New York: Macmillan, 1994), 80.

    571
    Michael A. Brockhurst, ‘Sex, Death, and the Red Queen,’ Science, July 8, 2011.

    572
    Makoto Takeo et al., ‘Wnt Activation in Nail Epithelium Couples Nail Growth to Digit Regeneration,’ Nature 499, no. 7457 (2013): 228–32.

    573
    Joshua Mitteldorf, ‘Evolutionary Origins of Aging,’ in Gregory M. Fahy et al., eds., The Future of Aging: Pathways to Human Life Extension (Dordrecht: Springer, 2010).

    574
    Jerome Wodinsky, ‘Hormonal Inhibition of Feeding and Death in Octopus: Control by Optic Gland Secretion,’ Science 198, no. 4320 (1977): 948–51.

    575
    Valter D. Longo, Joshua Mitteldorf, and Vladimir P. Skulachev, ‘Programmed and Altruistic Ageing,’ Nature Reviews Genetics 6, no. 11 (2005): 866–72.

    576
    Интервью с Джошуа Миттельдорфом, 4 февраля 2015 года.

    577
    Catherine Clabby, ‘A Magic Number? An Australian Team Says It Has Figured Out the Minimum Viable Population for Mammals, Reptiles, Birds, Plants and the Rest,’ American Scientist 98 (2010): 24–25.

    578
    Curtis H. Flather et al., ‘Minimum Viable Populations: Is There a ‘Magic Number’ for Conservation Practitioners?’ Trends in Ecology & Evolution 26, no. 6 (2011): 307–16.

    579
    Согласно адаптационной теории старения, адаптивность самоубийственных генов проявляется на уровне популяции, а не особи. Эволюционные механизмы действия так называемого группового отбора в данном случае точно не установлены. Joshua Mitteldorf and John Pepper, ‘Senescence as an Adaptation to Limit the Spread of Disease,’ Journal of Theoretical Biology 260, no. 2 (2009): 186–95.

    reactor.cc

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о