Ирландская проблема это – Диссертация на тему «Проблема ирландской автономии в политике либеральной партии Великобритании :Сентябрь 1885-март 1894 годов» автореферат по специальности ВАК 07.00.03 — Всеобщая история (соответствующего периода)

Содержание

Ирландский вопрос — Юнциклопедия

Ирландский вопрос — проблема национальной независимости и единства Ирландии, возникшая в результате завоевания и колониального порабощения этой страны Англией, начавшегося в последней трети XII в. и длившегося более 400 лет. Оно лишило ирландский народ национальной государственности, подчинив его верховной власти английской короны. До конца XVIII в. существовал ирландский парламент с ограниченными правами, но в 1801 г. Англия навязала Ирландии унию, которая уничтожила ирландский парламент и превратила страну в провинцию Великобритании. Вся власть в ней перешла в руки английского вице-короля и государственного секретаря по делам Ирландии.

Английские солдаты на улицах Белфаста.
На улицах Лондондерри (Ольстер) звучат выстрелы, раздаются взрывы. Террористические акты унесли немало жизней. На снимке: горит универмаг «Сумраз».

Земли, отобранные у ирландцев в ходе завоевания, стали собственностью крупных помещиков — лендлордов. Они сдавали мелкие наделы крестьянам на грабительских условиях. С развитием капитализма в деревне и переводом ирландского сельского хозяйства с производства зерна на скотоводство (этого требовали интересы Англии, нуждавшейся в свежих и дешевых мясопродуктах) ирландский крестьянин подвергся нещадной эксплуатации еще и со стороны крупных скотоводов — рэнчеров. Невиданная нищета и разорение мелких и мельчайших фермеров, полукрестьян-полубатраков, ставших жертвой старых и новых форм эксплуатации, и связанный с этим упадок сельского хозяйства сделали аграрную проблему, как составную часть ирландского вопроса, ключевой в жизни отсталой крестьянской Ирландии.

Другая важнейшая часть ирландского вопроса — религиозно-политическое разделение и связанная с ним проблема раскола и воссоединения Ирландии. Британская колонизация с конца XVI в. разделила страну на две части. В провинцию Ольстер на северо-востоке страны, в главный очаг народного сопротивления завоевателям, направлялся основной поток колонистов-протестантов из Англии и Шотландии. Непокорный Север, по замыслам английских колонизаторов, должен был стать опорой их владычества. Новые хозяева предпочитали эту часть Ирландии еще и потому, что здесь находились плодородные равнины, богатые пастбища и удобные гавани, расположенные поблизости от экономических и судоходных центров Англии. В годы промышленного переворота в Англии (см. Наука и техника) Ольстер превратился в индустриально развитый район, тесно связанный с метрополией.

Остальная часть страны не подверглась столь систематической и упорной колонизации. Даже после утверждения англичан в экономической и политической жизни Ирландии коренное население составляло здесь большинство.

Завоевание разделило Ирландию не просто на две части — оно поставило друг против друга протестантов и католиков. Вера покоренного народа стала символом национального сопротивления и протеста.

Стремясь укрепить свои позиции, англичане преднамеренно разжигали в народных массах национальную и религиозную рознь, крайнюю религиозную нетерпимость и фанатизм. Эта раскольническая политика опиралась на страх протестантского населения перед национально-освободительным движением. Передаваемые из поколения в поколение протестантами настроения воинствующего антикатолицизма отчуждали эту часть населения от борьбы за независимость и свободу Ирландии. Промышленный «протестантский» Ольстер, где экономический прогресс поощрялся Англией в ее собственных интересах, противопоставлялся остальной части страны — отсталой, аграрной «католической» Ирландии, где ни на один год не прекращалась упорная борьба за национальное освобождение.

Ирландское национально-освободительное движение отстаивало свой путь решения многовекового ирландского вопроса. Целью наиболее последовательных патриотических сил страны была полная отмена власти Англии над Ирландией, провозглашение единой и неделимой Ирландской республики. Борьба за свободу была неразрывно связана с борьбой крестьян за землю. Возникший в недрах национально-освободительного движения лозунг возвращения земли ее исконным владельцам был близок широким массам ирландского народа.

Свой путь решения ирландского вопроса предлагала и английская колониальная администрация. Под давлением развернувшейся освободительной борьбы английские либералы были вынуждены пойти на уступки и высказались в начале 80-х гг. XIX в. в английском парламенте за предоставление Ирландии ограниченного самоуправления при сохранении верховной власти британской короны (так называемый гомруль). Одновременно, побуждаемые мощными крестьянскими выступлениями, руководимыми Земельной лигой, английские правящие круги приступили к медленным преобразованиям в деревне. После реформ, проведение которых растянулось более чем на три десятилетия, крупные помещичьи владения были распроданы крестьянам. Однако плата за участки была столь высока, что далеко не все крестьяне могли стать владельцами надела.

Почти 30 лет понадобилось английским либералам и для того, чтобы провести наконец через парламент Закон о гомруле. Несмотря на сопротивление ольстерской реакции и британских консерваторов, английский парламент принял закон в 1914 г. Но на Ольстер этот закон не распространялся. Англия, во-первых, стремилась сохранить оплот своего господства в Ирландии и, во-вторых, опасалась возмущения реакционной ольстерской аристократии и военщины, смертельных врагов национально-освободительного движения. Эти силы, в свою очередь, опирались на воинствующий антикатолицизм и враждебность делу борьбы за независимость, воспитанные ими в массах протестантского населения. Так было положено начало формальному расколу страны. Вступление в силу нового закона было отложено до окончания Первой мировой войны.

Мощный подъем национально-освободительного движения, в котором в эти годы усилилось влияние революционных демократов и рабочего класса, сводит на нет это антинародное решение. В апреле 1916 г. в ходе национального восстания в Дублине была провозглашена Ирландская Республика. Восстание было жестоко подавлено, но оно стало началом борьбы, приведшей к революционной войне ирландского народа против английского империализма в 1919—1921 гг.

В 1921 г., используя соглашательство правого крыла руководства революции и религиозно-политическое разобщение ирландцев, английские правящие круги сумели навязать Ирландии договор, по которому независимость предоставлялась лишь части острова (26 графствам), а остальные 6 графств провинции Ольстер остались под властью британской короны как провинция Соединенного Королевства. В 1949 г. 26 графств вошли в состав Республики Ирландии. В ходе национально-освободительной революции произошло завершение аграрной реформы, крестьяне получили значительные льготы для покупки земли. На севере же страны было создано государство, осуществлявшее власть протестантского большинства населения, католическое меньшинство оказалось политически бесправным. Таким образом раскол Ирландии получил юридическую силу и вопрос остался открытым.

Английское правительство, ссылаясь на волю протестантского населения, враждебного делу воссоединения Ирландии, отказывалось предпринимать эффективные меры для решения ирландского вопроса в интересах всего населения острова. С конца 60-х гг. борьба католического меньшинства Северной Ирландии за демократию, за уравнение его в правах с протестантским населением вызвала ожесточенное сопротивление ольстерской реакции и послужили причиной ввода английских войск в провинцию. Этот кризис всколыхнул всю Ирландию и вновь показал настоятельную необходимость демократического решения ирландского вопроса. Прогрессивные силы в обеих частях Ирландии выступают за единство всех трудящихся вне зависимости от религиозной принадлежности, против сил раскола и реакции, за демократические преобразования в Ольстере, за воссоединение страны и провозглашение единой и суверенной Ирландской Республики, за окончательное решение ирландского вопроса.

yunc.org

Ирландский вопрос | Новая история. Реферат, доклад, сообщение, кратко, презентация, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Одной из важнейших причин пораже­ния либералов была политика Гладстона в ирландском вопросе. Ирландия остава­лась самой бедной частью Соединённого королевства со слаборазвитой промышлен­ностью, отсталым сельским хозяйством и нищим населением. Население Ирландии с 8 млн человек в середине XIX в. сократи­лось в начале XX в. до 4,4 млн. Политиче­ская жизнь на Изумрудном острове практи­чески замерла после катастрофического голода 1845-1847 гг. и вызванной этим ог­ромной волны эмиграции в Америку.

Политическая жизнь в Ирландии начала возрождаться под влиянием Гражданской войны в США, когда бывшие солдаты-ирландцы армии северян попы­тались развернуть вооружённую борьбу за независимость. Участники этого движения, которых называли фениями (по названию героев ирландской ми­фологии), предприняли в 1867 г. неудачную попытку восстания. В 1866—1871 гг. фении неоднократно совершали набеги на Канаду с территории США.

Ещё в годы своего первого премьерства Гладстон заявил: «Моя миссия — успокоить Ирландию». Он начал с церковной реформы, освободив католиков-ирландцев от необходимости содержать англиканскую церковь. Земельный акт 1870 г. несколько облегчил по­ложение ирландских арендаторов. Но недовольство в Ирландии за­шло слишком далеко и эти реформы были уже недостаточными. Ирландцы требовали полного самоуправления — гомруля (англ. — своё правление). Как писала тогда одна из газет, «ирландский народ ждёт гомруля так, как ожидают прихода Христа». В парламен­те борьбу за права ирландцев возглавил опытный оратор Ч. С. Парнелл. «Ирландская бригада» в палате общин широко ис­пользовала метод обструкции — бесчисленные многочасовые вы­ступления по самым незначительным, часто не относящимся к теме вопросам. Ирландские депутаты откровенно признавали, что их цель — «не давать англичанам заниматься своими делами».

Ч. С. Парнелл
Уильям Гладстон на дебатах в Ирландском доме. Апрель 1886 г. Иллюстрация в газете

Другой неотложной проблемой было проведение земельной ре­формы. Неурожаи 1879 и 1880 гг. привели к массовому выселению арендаторов с их земель и к обнищанию крестьян, в Ирландии сно­ва начинался голод. В стране развернулось противостояние между землевладельцами и арендаторами, последние объе­динились в Земельную лигу Ирландии. Лига исполь­зовала тактику прекращения всяких отношений с наиболее ненавистными землевладельцами. По имени управляющего одного из имений, вынужден­ного в 1880 г. уехать из Ирландии, такая тактика по­лучила название бойкот. В 1881 г. Гладстон ввёл в Ирландии осадное положение, а затем провёл но­вый земельный акт, который способствовал спаду аг­рарного движения.




В 1886 г. он внёс законопроект о гомруле, но до­бился лишь раскола либералов, от которых отдели­лась фракция «юнионистов» — сторонников сохра­нения унии с Ирландией — во главе с Джозефом Чемберленом. Проект Гладстона вызвал сильное со­противление в Ольстере — северной части острова, населённой преимущественно протестантами анг­лийского и шотландского происхождения. Провал гомруля позволил консерваторам вернуться к власти и предпринять жёсткие меры для подавления ирланд­ского национального движения. В 1893 г. последнее правительство Гладстона опять попыталось провести гомруль, но натолкнулась на ожесточённое противодействие кон­серваторов и юнионистов. После этого Гладстон окончательно ушёл в отставку. Возвратившиеся к власти консерваторы ограничи­вались частичными реформами, такими как введение в Ирландии местного самоуправления. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Нищее население Ирландии. Гравюра XIX в.
Капитан Чарльз Каннигем Бойкот. Изображение в журнале

В 1905 г. образовалась партия Шин фейн (буквально — «мы са­ми»), выступавшая за независимость Ирландии, и ирландская про­блема приобрела новую остроту. В 1912 г. либералы вернулись к во­просу о гомруле, что привело к острому Ольстерскому кризису. Протестанты Ольстера создали собственные вооружённые силы и подпольное правительство. В марте 1914 г. дело дошло до мятежа в британских частях, которые отказались выступить для подавле­ния мятежа в Ольстере. Католики Ирландии начали вооружаться. 1 августа 1914 г., в день начала Первой мировой войны, закон о гом­руле был утверждён, но с условием, что он вступит в силу после вой­ны. В апреле 1916 г. в Дублине вспыхнуло вооружённое восстание против англичан. Ирландское восстание было беспощадно подавле­но, но оно не прошло бесследно. Вскоре после войны на карте Ев­ропы появилось Свободное государство Эйре.


На этой странице материал по темам:

  • Курсовая работа на тему» ирландский вопрос» в общественно-политической жизни

  • С какими экономическими проблемами столкнулась британия после 1873 г

  • Вирішення ірландського питання презентація

  • Британская империя викторианская англия ирландский вопрос

  • Какие перемены происходили в государствах европы захваченных в ходе

Вопросы по этому материалу:

  • Почему законопроект о гомруле вызвал столь сильное сопротивление?

  • Почему ир­ландский вопрос был одним из самых острых в политической жизни Вели­кобритании второй половины XIX в.?

  • Какие методы использовали ирландцы в борьбе за предоставление Ирландии полного самоуправления?



doklad-referat.ru

Ирландский вопрос

Внутриполитическую
обстановку в Англии все эти годы осложнял
ирландский вопрос. Во время Французской
революции в 1898 г. произошло восстание
против англичан в Ирландии под руководством
тайного «Общества соединенных ирландцев»,
выступавшего за независимость страны.
Руководители восстания обратились к
Директории с просьбой о помощи. Французское
правительство направило в помощь
ирландцам 15-тысячное войско под
командованием генерала Гоша, однако
буря рассеяла корабли французской
эскадры. Не получив помощи от французов,
ирландцы потерпели поражение, участников
восстания вешали без суда. Вскоре
английское правительство провело полную
государственную унию Англии и Ирландии.
В 1801 г. ирландский парламент был
ликвидирован. Взамен Ирландия получила
право посылать несколько депутатов в
английский парламент.

Однако
согласно принятому еще в 1673 г. «тест-акту»
католики не имели права быть членами
палаты общин, и это затрудняло избрание
ирландцев, в большинстве своем католиков,
в английский парламент. В 1815 г. начались
новые волнения в Ирландии. Ирландский
адвокат О’Коннел, избранный членом
парламента, но как католик не имевший
права занять там свое место, организовал
Национальную лигу. В скором времени вся
Ирландия покрылась целой сетью небольших
обществ, входивших в состав Национальной
лиги. Их целью было добиться равноправия
ирландцев с англичанами. В 1829 г. английский
парламент принял билль об эмансипации
католиков, отменивший прежние ограничения
для них. После этого О’Коннел выдвинул
требование об установлении автономии
для Ирландии. Он внес в палату общин
проект о расторжении унии. Против этого
проекта объединилось подавляющее
большинство депутатов, как тори, так и
вигов. В 1847 г. О’Коннел умер, и решение
этого вопроса в английском парламенте
было отсрочено.

Закон
1846 г. об отмене хлебных пошлин лишил
Ирландию монополии на ввоз хлеба в
Англию. Мелкие ирландские фермеры не
могли выдержать конкуренцию дешевого
зерна из европейских стран и оказались
в тяжелом положении. Они разорялись, их
выселяли из домов, после того как помещики
отказывались продлить срок аренды.
Неурожай 1847-48 гг. еще более усугубил
тяжелое положение ирландских крестьян.
Ирландское национально-освободительное
движение принимает более радикальный
характер. Создаются организации «Молодая
Ирландия» и «Ирландская конфедерация»,
ставившие целью достижение независимости
Ирландии. Их лидеры историк Джон Митчелл
(1815-75) и другие призывали к вооруженному
восстанию против английского господства.
Правительство приняло чрезвычайные
меры, чтобы подавить назревавшую
революцию, Ирландия была объявлена на
военном положении. Вооруженные восстания,
вспыхнувшие в 1848 г. в некоторых городах
и местечках были подавлены в зародыше,
а их руководители арестованы. Митчелл
был приговорен каторге в Тасмании, в
1853 г. бежал в США.

Внешняя политика Англии в первой половине хiх века, колониальные захваты

После
разгрома наполеоновской Франции Англия
постепенно отходит от тесного сближения
со своими бывшими союзниками. Она не
вступила в Священный союз, т. к. считала,
что он пытается играть слишком большую
роль в делах всей Европы, а это угрожало
влиянию Англии в мире и самостоятельности
ее политики. Вопреки решениям Священного
союза Англия признала южноамериканские
республики, образовавшиеся в результате
войны за независимость от Испании и
установила с ними тесные торговые связи,
надолго обеспечив преобладание здесь
английского капитала.

Позиция
Англии по отношению к восстанию греков
против турецкого ига, вспыхнувшего в
1821 г. также противоречила принципам
Священного союза. Английское правительство
объявило о нейтралитете Англии в
греко-турецкой войне, но разрешило
банкирам Лондона предоставить Греции
денежные займы под залог ее национального
богатства. В 1827 г. Англия, Франция и
Россия заключили соглашение, по которому
обязались добиваться автономии Греции.
Турция отказалась его признать. После
этого соединенные эскадры Англии,
Франции и России выступили против
турецко-египетского флота и уничтожили
его при Наварине 20 октября 1827 г.
Последовавшая затем русско-турецкая
война 1828-29 гг. и победы русской армии
под командованием генерала Дибича над
турками, способствовали установлению
независимости Греции.

После
парламентской реформы 1832 г., когда власть
в Англии перешла к торгово-промышленной
буржуазии, активизировалась её
колониальная политика. В 1838 — 42 гг. Англия
вела войну с Афганистаном, но потерпела
неудачу. В 1839 г. она оккупировала район
Адена на юге Аравии, важный стратегический
пункт на пути в Индию. В 1849 г. после двух
войн с сикхами в Индии Англия захватила
Пенджаб.

На
Дальнем Востоке, используя ранее занятый
Сингапур как базу, Англия добивается
открытия рынков Южного Китая. В 1839-42 гг.
она ведет против Китая войну, известную
под названием «первой опиумной войны».
Китай потерпел поражение. По Нанкинскому
договору, который завершил эту войну,
Китай должен был открыть для торговли
с Англией пять портов, передать ей в
«вечное владение» остров Гонконг и
уплатить контрибуцию. В следующем году
Англия навязала Китаю соглашение об
экстерриториальности, т. е. неподсудности
китайским законам и китайскому суду
англичан, находившихся на территории
Китая.

Ещё
в конце XVIII
века англичане приступили к колонизации
Австралии. Сначала британское правительство
использовало восточное побережье
Австралии и остров Тасманию как место
для ссылки осужденных преступников. С
20-х гг. XIX
века в Австралию началась массовая
эмиграция добровольных переселенцев
из Англии, основавших там ряд колоний.
Коренное население Австралии англичане
оттесняли в пустынные районы материка,
захватывая земли, пригодные под пастбища
для овец и ведения других отраслей
сельского хозяйства. Австралийские
колонии вскоре начали снабжать метрополию
шерстью, мясом, кожами, зерном. В середине
XIX
века в Австралии были открыты богатые
месторождения золота, которые привлекли
новый массовый поток переселенцев. В
1841 г. Англия аннексировала Новую Зеландию.
В 1843 г. она оккупировала Наталь в Южной
Африке. Проживавшие там буры, потомки
голландских колонистов, переселились
к северу от реки Оранжевой.

К
середине ХIХ
века Англия стала одной из наиболее
могущественных колониальных держав.

studfiles.net

Brexit угрожает разбередить старые раны — Новости политики, Новости Европы — EADaily

После завершения на прошлой неделе третьего тура переговоров по Brexit, окончательно стало ясно, что самым трудным пунктом на них становится вопрос о Северной Ирландии и статусе границы между этим регионом Великобритании и входящей в ЕС Республики Ирландия. Главный переговорщик по Brexit с британской стороны Дэвид Дэвис открыто признал, что проблема Северной Ирландии становится самой трудной для решения. Между тем, опубликованный правительством Великобритании в конце августа документ по вопросу о Северной Ирландии содержал пожелания без какой-либо конкретики, типа предложений сделать границу «как можно более без швов и без трений» и при этом, разумеется, не поставить еще под угрозу и мирный процесс в регионе. Теперь более, чем когда-либо ранее, стало ясно, что именно членство в Европейском союзе Великобритании и Ирландии позволило урегулировать многолетний конфликт в Северной Ирландии, снизив напряженность межэтнического и межгосударственного конфликта до нынешнего состояния. Почти 20 лет после т. н. Белфастского соглашения (Соглашение Страстной Пятницы) 1998 года Северная Ирландия пребывает в состоянии, можно сказать, почти мира. Brexit теперь угрожает разбередить старые раны. Конфликт до сих пор не преодолен окончательно и грозит вспыхнуть вновь.

Напомним, что референдум по вопросу о членстве Великобритании в ЕС прошел 23 июня 2016 года. Победу на нем с результатом 51,9% одержали противники евроинтеграции и сторонники выхода Соединенного Королевства, частью которого является Северная Ирландия, из Европейского союза. Одновременно на этом референдуме по Brexit большинство населения Северной Ирландии — 55,8% проголосовало за сохранение членства Великобритании в ЕС.

Возникает известное противоречие. По большому счету Brexit потенциально создает ситуацию, когда посредством двойного гражданства часть Соединенного Королевства в Северной Ирландии в значительной степени будет заселена гражданами страны, состоящей в Европейском союзе. Необходимо вспомнить, что в отдельном подпункте Белфастского соглашения 1998 года об урегулировании конфликта в Северной Ирландии было зафиксировано положение о том, что британское и ирландское правительства признают право жителей Северной Ирландии на двойное гражданство, то есть, любой гражданин британского Ольстера получил тогда право быть гражданином как Великобритании, так и Республики Ирландия.

Кроме того, Белфастский договор признал право региона на самоопределение и выход из состава Соединенного Королевства посредством референдума. Это соглашение стало частью международного двустороннего британо-ирландского договора. Статья 2-ая конституции Республики Ирландия прямо провозглашает: «Принадлежащая народу территория состоит из всего острова Ирландия, прилегающих к нему островов и территориального моря».

Другая проблема — за 20 лет относительного мира после Соглашения Страстной Пятницы остров Ирландии превратился в единое экономическое образование. Так, например, более трети молока, произведенного в Северной Ирландии, перерабатывается к югу от границы в Республике Ирландия, а около 400 тыс овец оттуда убивается на бойнях Северной Ирландии. У известной пивоваренной компании Guinness штаб-квартира находится в Дублине — столице Ирландской республики, а огромный завод по разливу пива в Белфасте — столице Северной Ирландии. Некоторые из компонентов будущей алкогольной продукции Guinness до трех раз пересекают туда и обратно условную границу в Ирландии. Цепочки добавленной стоимости и не только у Guinness, но даже на уровне малого и среднего бизнеса давно переплелись. Единственное различие: в двух частях Ирландии бухгалтерский учет ведется на основании разных валют — евро и британского фунта. В том числе, за счет кооперации и разделения труда объем торговли между Ирландской республикой и Великобританией в 2016 году составил около € 60 млрд.

Что касается рабочей силы, то около 30 тыс человек ежедневно пересекают границу, отправляясь на работу либо в бóльшую ирландскую часть острова, либо в британское владение.

Выход Великобритании из ЕС должен прекратить это свободное передвижение людей, товаров, рабочей силы, услуг и капитала между Ирландской республикой и Северной Ирландией. Любая открытая граница между Северной Ирландией и Ирландской республикой будет означать, что Великобритания и после Brexit все еще будет иметь открытую границу с ЕС. Если посмотреть на дело концептуально с точки зрения Брюсселя, то выход Великобритании из Единого рынка ЕС и таможенного союза означает, что товары больше не смогут пересекать границу свободно в два конца, как это происходит сейчас. Таможенный контроль является частью управления границами ЕС. Границы защищают Единый рынок. Они защищают его продовольственную безопасность и стандарты. Сторонники Brexit пообещали защитить свою страну от «массовой иммиграции» из ЕС. Но как это сделать в случае с Северной Ирландией? Brexit делает неизбежным восстановление какого-то режима пограничного контроля между Северной Ирландией (Великобританией) и Республикой Ирландия (ЕС). ЕС также заинтересован в установлении таможенного контроля между своей еврозоной на территории острова и британскими владениями с хождением на них фунта. Северная Ирландия не может стать широкими воротами для британской контрабанды в Евросоюз и наоборот.

Наиболее заметным аспектом границы между Ирландской республикой и Северной Ирландией является то, насколько она неразличима. В настоящий момент граница между Республикой Ирландия и Северной Ирландией практически не заметна на местности, хотя она и есть. Вы едете по шоссе и в какой-то момент замечаете, что дорожные знаки с ограничением скорости в километрах сменяются дорожными знаками с ограничениями скорости в милях. Это означает, что вы въехали в британскую Северную Ирландию. Граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия зачастую проходит, пересекая поселение. Так, например, в британских СМИ утверждают, что граница протяженностью в 500 км, проходя по поселениям, пересекает 300 улиц. Так, например, в одном католическом приходе в Джонсборо церковь находится в Северной Ирландии и приходское кладбище в Ирландской республике. Ситуация с границей не всегда была такой. В период кризиса вокруг Северной Ирландии 1960-х — 1990-х годов границу обозначали военные контрольно-пропускные пункты. После Соглашения Страстной Пятницы по мере нормализации ситуации снимался и военный контроль на границе до нынешненего незаметного ее состояния.

Представленный Лондоном на переговорах с ЕС план по пограничным отношениям входящей в Соединенное Королевство Северной Ирландии и входящей в ЕС и еврозону Республики Ирландия неконкретен и создает массу вопросов. Но ведь нужно пройти буквально по грани и найти удовлетворительное решение, которое обеспечивало бы режим границы, но достаточно гибкой, чтобы не вредить международной торговле и торговле между частями острова, а также не подрывать дух и букву Соглашения Страстной Пятницы. Пока в общей сложности вне этого документа представлено пять вариантов решения проблемы.

▼ читать продолжение новости ▼

  1. «Электронная граница». В Лондоне предложили создать некую «электронную границу», которая предусматривает использование средств для технического мониторинга границы. За образец технического решения с электронным контролем на границе взяли существующую практику на границе между Норвегией, не входящей в Евросоюз, и Швецией, состоящей в нем. Ирландское правительство сразу же заявило, что это не сработает. Предложение по электронной границе было с ходу отклонено новым министром иностранных дел Ирландии Саймоном Ковени. Кроме того, Дублин заранее предупредил, что ни в каком виде не собирается помогать британцам строить будь то электронные или любые другие пограничные объекты.
  2. «Жесткая граница». Лондону рекомендуется игнорировать позицию Дублина и установить жесткую границу вдоль 500-километровой линии демаркации между Северной Ирландией и Ирландской республикой. Разумеется, это подорвало бы взаимную торговлю и свободное передвижение. Это стало бы символом разделения острова и полностью противоречило бы духу Соглашения Страстной Пятницы. Ирландское правительство опять же никогда не согласится на это решение. Министр иностранных дел Ирландии Саймон Ковени предупредил, что «любой барьер или граница на острове Ирландии рискуют подорвать очень тяжелый мирный процесс». Но похоже, что перспективе сближения Северной Ирландии с Республикой Ирландия юнионисты британского Ольстера предпочли бы именно «жесткую границу». Разумеется, это повлекло бы внутреннюю конфронтацию, но протестанты британского Ольстера не боятся ее, лишь бы Северная Ирландия оставалась частью Великобритании. Многие начали опасаться, что «жесткая граница» вернет напряженность в Северную Ирландию и в отношения Ирландской республики и Великобритании. Инфраструктура «жесткой границы» и сами пограничники могли бы превратиться в мишени для радикалов с обеих сторон. Жесткая граница потребует 10 тысяч пограничников и таможенных служащих.
  3. Отдельная территория ЕС. Этот вариант предполагает сохранить Северную Ирландию внутри ЕС, предложив ей так называемый «особый статус». Это позволило бы избежать трудностей с созданием режима границы и отвечало бы пожеланиям большинства электората Северной Ирландии, который проголосовал за сохранение членства в ЕС. Кроме того, подобное решение позволило бы сохранить ежегодную субсидию ЕС Северной Ирландии в размере £600 млн. Но подобное решение крайне вредно для Великобритании в ее общем политическом контексте, так как создавало бы прецедент для сепаратистских устремлений в Шотландии, а в частном — влекло бы протесты юнионистов Северной Ирландии, которые усмотрели бы в подобном варианте дрейф от остальной Великобритании в сторону Ирландской республики. Североирландское отделение партии ирландских националистов «Шинн Фейн» выступает за особый статус Северной Ирландии. Этой позиции откыто противостоит Демократическая партия юнионистов (DUP). Сам ЕС на переговорах по Brexit явно целит в получение Северной Ирландией особого статуса.
  4. «Мягкая граница» здесь, «жесткая» — там. Это решение предложено ирландским правительством. Вводится поверхностный контроль на границе Северной Ирландии и жесткий — в аэропортах и портах Великобритании на главном острове. В этом случае «жесткая граница» между Великобританией и ЕС будет проходить не только по Па-де-Кале и Ла-Маншу, но и через Ирландское море. Великобритания на главном британском острове будет осуществлять все меры таможенного контроля. Опять же юнионисты будут недовольны подобным решением, поскольку они рассматривают Великобританию как единое целое. Жесткий пограничный контроль за прибывающими из Северной Ирландии сблизит их внешне с иностранцами. Джеффри Дональдсон — глава группы депутатов от DUP в британском парламенте заявил, что их партия будет категорически против идеи создания границы в Ирландском море между двумя государствами.
  5. Ирландское воссоединение. Этот вариант рекомендует признать, что ситуация разделенного острова не нормальна в принципе и начать переговоры об ирландском воссоединении на существующей конституционной основе. Можно будет провести два референдума по этому вопросу — в Северной Ирландии и Республике Ирландия, тем более, что проведения подобного референдума по самоопределению предусматривается Соглашением Страстной Пятницы. Министр финансов Великобритании Филип Хэммонд как-то предупредил, что переходные механизмы могут потребовать по времени три года. За это время католики около 2020 года могли бы потребовать проведения референдума о воссоединении частей острова. По результатам референдума Северная Ирландия на основе самоопределения могла бы воссоединиться с Ирландской республикой. Сейчас католическое меньшинство в Северной Ирландии медленно, но верно превращается в большинство. Просто католики больше рождают детей, чем протестанты. По данным социологического опроса 2001 года о принадлежности к религии, 53% жителей Северной Ирландии отнесли себя к протестантам, а 44% — к католикам. При этом уже тогда заметили, что, если рассматривать возрастную группу от 65 лет, протестантов в ней будет 17% населения, а католиков — 10%. Что касается молодежи, то в группе до 16 лет 27% составляют католики и только 20% — протестанты. По переписи 2011 года в Северной Ирландии среди населения протестанты составляли 41,5% населения, а римские католики — 41%. По-видимому, сейчас католики (т. е. этнические ирландцы) уже стали большинством населения британского Ольстера.

Таким образом, по варианту «ирландское воссоединение» Великобритания разменивает для себя Brexit на Северную Ирландию. Этот вариант категорически не приемлем, как для британских националистов североирландского Ольстера, так и для всех британских националистов. Но, напомним, Соглашение Страстной Пятницы 1998 года в принципе допускает самоопределение Северной Ирландии. Так что формальных препятствий на этом пути нет, если только британцы не сочтут возможным аннулировать это соглашение о мире в Северной Ирландии.

После завершения третьего раунда переговоров по Brexit, официальные лица в Брюсселе дали понять, что предложение британцев о таможенном контроле на границе не является приемлемым. Должностные лица ЕС считают, что должно быть «отдельное» соглашение по североирландской границе после Brexit. В Европейской комиссии полагают, что необходимо найти вообще отдельное решение по Северной Ирландии и Ирландской республике.

Brexit поднимает еще один дополнительный аспект. Власти Великобритании исходят из того, что строгий паспортный контроль в Северной Ирландии на границе будет применяться ко всем прочим гражданам стран ЕС, поверхностный — в отношение собственных граждан и граждан Ирландской республики. Возможность свободного путешествия из одной части Ирландии в другую существовала с 1922 года, т. е. с момента, когда будущая Ирландская республика получила права доминиона в рамках Британской империи. Граждане Республика Ирландия, постоянно проживающие в Великобритании, имеют особый статус, отличающий их от граждан других стран ЕС из-за особых исторических и культурных связей между двумя странами. Премьер Тереза Мэй уже пообещала, что гражданам Ирландии не потребуется переоформлять свой легальный статус в Великобритании, т. е. того, что будет применяться к другим гражданам стран ЕС.

Британская позиция по отношению к гражданам Республики Ирландия исходит из того, что права занятости и социальные права определяются существующими двусторонними соглашениями, в частности, законом об иммиграции 1971 года и законом об Ирландии 1949 года. Последний подвел черту под суверенитетом Великобритании над Ирландской республикой, но одновременно определил, что Ирландия не будет рассматриваться как иностранное государство. Однако в иммиграционном законодательстве Великобритании нет специального положения о статусе граждан Ирландии, приравненном к статусу граждан Великобритании. Ирландское же миграционное законодательство приравнивает британских граждан к ирландским. Существующий у британцев юридический пробел в отношение ирландцев придется заполнять на фоне ограничений прочих граждан стран ЕС.

В конечном итоге, выясняется, что граница Северной Ирландии настолько спорна и настолько политически опасна, что трудно найти удобное решение, которое устраивало бы все стороны. Одновременно Brexit означает, что британские националисты подложили бомбу под соглашение, которое принесло мир в Северную Ирландию.

Между тем, внутренние условия для возобновления конфликта в Северной Ирландии сохраняются. По-прежнему сохраняется раздельное проживание анклавами и раздельное обучение по конфессиям, которое формирует разделенную идентичность у североирландцев. 90 процентов семей в Белфасте по-прежнему отправляют своих детей либо в католические, либо в протестантские школы. Обычно представители «республиканцев» и «юнионистов» не вступают в смешанные браки, не поддерживают один и тот же футбольный клуб, не погребают «своих» на «чужих» кладбищах и т. д. В период с июля 2016 года по июнь 2017 года северная ирландская полиция определила четырех погибших и почти 100 раненых в результате межконфессиональных конфликтов. За этот период случилось 54 инцидента со стрельбой и 32 — с бомбами.

С января 2017 года в Северной Ирландии нет правительства из-за разногласий католической «Шинн Фейн» и протестантской Демократической юнионистской партии (DUP). Но при этом DUP умудрилась стать младшим партнером консерваторов по центральной правительственной коалиции. Находясь в подобной связке, DUP — крупнейшая политическая партия Северной Ирландии предупредила, что она будет выступать против любого статуса, который позволил бы Северной Ирландии оставаться в ЕС. Получается, что североирландская партия тамошних британских националистов получила «золотую акцию» по вопросу о Brexit, если она будет акцентировать североирландский вопрос. Любая угроза неформальной коалиции DUP с консерваторами может привести к падению правительства Мэй. DUP не допустит послабления в североирландском вопросе в пользу ирландцев.

В свою очередь, Дублин считает, что лучшим решением для Северной Ирландии стало бы продолжение членства Великобритании в европейском таможенном союзе. В связи с подобным направлением мысли в Брюсселе подозревают, что британцы решили сделать Ирландию «заложником» в своих переговорах по Brexit. Трудность решения вопроса по Северной Ирландии лондонские британцы пытаются использовать для сохранения собственного доступа в Общему рынку. В конечном счете, Великобритания использует Ирландию, чтобы получить хорошую сделку по Brexit. Сообщают, что на последних переговорах по Brexit Великобритания дала гарантии, что она не изменит работу общей туристической зоны «в ущерб гражданам ЕС», предполагая, что граница останется открытой. Какая граница? По большому счету, британские переговорщики могут использовать тупик по проблеме границы с Северной Ирландией в качестве угрозы возобновления там конфликта, чтобы выбить преференции для Великобритании. Если это так, то подобная игра Лондона идет на фоне риска обострения внутренней напряженности в Северной Ирландии.

Европейская редакция EADaily

eadaily.com

Начало колонизации Ольстера





Проблема Северной Ирландии



Сегодня над Ольстером веет британский флаг, символизируя отличие этого района от республиканской Ирландии, занимающей основную часть острова. Согласно закону о флагах и эмблемах, действующему в Северной Ирландии, на ее территории запрещено вывешивать трехцветный флаг Ирландской Республики. Обособленность Ольстера от остальной Ирландии существовала не всегда. Она явилась продуктом специфических исторических обстоятельств. Это особенно важно помнить в наше время, когда не затихает

борьба угнетенного населения северной Ирландии за гражданские права – против репрессивного законодательства, против политической, религиозной, расовой дискриминации, когда число погибших за это время составило не одну тысячу. Конфликт в Северной Ирландии отличается чрезвычайной сложностью и своеобразием. Здесь сплелись социальные, национальные и религиозные противоречия, и если первые из них лежат в основе событий, то последние – в конкретных условиях Северной Ирландии – резко обостряют и драматизируют конфликт, придают ему специфическую окраску.

Часто борьбу и конфликты в Северной Ирландии пытаются представить как чисто религиозные. Католики и протестанты (в большинстве своем) конфликтуют не по вопросам веры и теологии. Проблема Северной Ирландии – это колониальная проблема, и “расовое” различие между колонистами и коренным населением лишь принимает религиозную форму. Чтобы сохранить колонию в качестве колонии необходимо сохранять и поддерживать это различие, и потому оно выходит практически за религиозные

рамки. Верно, что колонизация северной Ирландии началась в давние времена, верно и то, что был такой период, когда казалось, что различия между потомками поселенцев и коренных ирландцев могут стереться, что те и другие объединяться на общее благо в единое целое. Однако около двухсот лет назад в силу ряда исторических причин произошел переворот и развитие пошло противоположным путем. И с тех пор кому-то, видимо, всегда было выгодно, чтобы Ольстер оставался расколотым.

Колонизация Ольстера


Понятие “ольстерская колония”, а вместе с ним и “ольстерская проблема” зародились в 17 веке и непосредственно связаны с английской колонизацией Ирландии. Впервые английские рыцари появились на ирландской земле в 12 веке, высадившись на востоке страны, в провинции Лейнстер под предводительством Генриха Плантагенета. Так началась затянувшаяся почти на 8 веков колонизация Ирландии, встретившая, однако, упорное, непрекращающееся сопротивление свободолюбивого ирландского народа. В течении нескольких столетий английским феодалам удалось завоевать лишь незначительную территорию на востоке острова. К началу 17 века Ольстер был наиболее отсталой ирландской провинцией. На его территории проживали племена кельтов, называющих себя гэлами и оказывающих упорное сопротивление английскому завоеванию. В отличие от остальной Ирландии, где развивались торговые порты Дублин, Корк, Голуэй, в Ольстере почти не было городов. Его население занималось скотоводством, а территория принадлежала клановым вождям, из которых наиболее влиятельными были О’Нейл и О’Доннелл, графы Тайрона и Тирконнелла. Именно под их руководством в правление Елизаветы (1558 – 1603), последней представительницы Тюдоров, в Ольстере развернулось мощное антианглийское восстание, которое переросло в длившуюся девять лет национальную войну. Потерпев в 1603 г. поражение О’Нейл и О’Доннелл покинули Ирландию. Когда трон заняла королева Елизавета (правила в 1558–1603), она столкнулась с двумя главными ирландскими проблемами. Первая заключалась в том, что в Реформации в Ирландии не получилось. Католицизм оказался частью ирландского национального самосознания, и ирландцы не желали проводить никаких церковных реформ. Вдобавок нарастала оппозиция против английского господства, ставшего особенно агрессивным в последние годы. Одной из самых мятежных провинций был Ольстер, где Шан О’Нейл (отец которого подчинился Генриху) отказался признать свои земли владением короны. Шан добился успехов в борьбе против англичан, однако, попытавшись установить контроль над всем Ольстером, встретил свою смерть (1567) от рук шотландских Мак-Доннелсов, которые поселились вокруг Лондодерри. Елизавета решила, что наступил подходящий момент для того, чтобы заселить Ольстер англичанами, и вся территория области была конфискована в пользу короны. Это вызвало восстание католиков в Манстере, поддержанное Испанией. Когда оно было подавлено, на земли провинции пришли первые английские колонисты; местное население, чтобы остаться, должно было вносить арендную плату представителям короны. Елизавета вновь попыталась колонизировать Ольстер, но сопротивление Гуга О’Нейла, графа Тирона, помешало осуществлению ее планов. После того, как ее фаворит Эссекс не сумел подавить восстание, его преемник лорд Маунтджой, искоренив оппозицию, проложил путь для установления верховенства английских законов и институтов власти на всей территории острова.

Победа над ольстерскими вождями открыла новые возможности для колонизации Ольстера. Английский абсолютизм решил раз и навсегда уничтожить очаг наиболее упорного сопротивления в Ольстере, который должен был стать оплотом британского господства на острове. Коренное население было уничтожено, изгнано или продано в рабство. Новый этап колонизации Ольстера характеризовало стремление полностью изменить состав ольстерского населения путем сгона с земли коренных ирландцев и привлечения колонистов всех классов из Англии и Шотландии.

Среди первых шотландских колонистов Ольстера попадались люди с весьма сомнительной репутацией: стремившиеся уйти от правосудия преступники, авантюристы, искатели легких способов обогащения. Махинации, обман, подкуп, шантаж – всем этим не пренебрегали ради приобретения огромных участков земли. Так, некие Хью Монтгомери и Джеймс Гамильтон, шотландские приближенные короля, пользуясь своей осведомленностью (один из них еще при Елизавете был тайным королевским агентом в Ирландии), узнали о каком-то владельце 10 тыс. акров земли, заключенном в тюрьму. Пользуясь близостью к королю, предприимчивые деятели добились освобождения узника в обмен на большую часть его поместья.

С начала заселения Ольстера англичанами и шотландцами колонизаторский элемент оказался связанным с протестантизмом, а католицизм превратился в религию угнетенных и преследуемых. Протестантская община в Ирландии не была однородной: среди ее представителей выделялись последователи шотландских пресвитериан и приверженцы епископальной англиканской церкви, Church of Ireland. Таким образом, с самого начала колонизации национальные, политические и религиозные различия в Ольстере совпали с социальными. Ключевые позиции в экономике и политической жизни заняли английские и шотландские дворяне – землевладельцы, а также купцы. Их опору составляли остальные колонисты.

Новым этапом закабаления Ирландии явился период Английской буржуазной революции, когда были заложены основы колониального режима, просуществовавшего несколько столетий. Революция в Англии началась открытием 3 ноября 1640 г. Долгого парламента, а уже через год (с осени 1641 г.) в Ирландии вспыхнуло восстание против английского господства. Борьба продолжалась десять лет. Одним из центров восстания стал Ольстер, который почти полностью был занят повстанцами. В 1649 г. “усмирять” Ирландию прибыл Кромвель. Его путь был отмечен кровавым террором, символом которого стала резня в городах Дрогеде и Уэксфорде. Так, в Дрогеде был истреблен не только гарнизон, но и гражданское население, включая священнослужителей. Опустошение целых местностей, массовое истребление населения, продажа его в рабство – все это вместе с эпидемиями и потерями от участия в военных действиях сократило численность коренного населения на 0,5 млн. человек. После захвата Карла I пуританской армией Оливера Кромвеля отношение ирландцев к Карлу резко изменилось. Карл был предпочтительней пуританского парламента. 29 сентября 1648 Ормонд высадился в Корке и к январю 1649 достиг соглашения с конфедератами, которые должны были поставить войска в обмен на право свободного отправления ирландцами своей религии. Казнь Карла (январь 1649) укрепила позиции Ормонда в Ирландии. Однако, несмотря на мощь своей армии, он был разбит парламентскими войсками. Покинутые лидерами роялистов, ирландцы сдались. Около 34 тысяч из них оставили страну и стали наемниками в армиях других стран. Парламент конфисковал почти все владения католиков (кроме тех, что находились в Коннахте) и начал новое заселение Ирландии, главным образом из числа отставных солдат. Это привело к великим несчастьям. Многие ирландцы были согнаны с земли, многие отправлены в Вест-Индию, где попали в фактическое рабство. В то же время ирландский парламент был временно включен в состав английского государства (1653). Мир сохранялся вплоть до смерти Кромвеля.

Деятельность Кромвеля в Ирландии отличалась воинствующим антикатолицизмом, фанатичным преследованием католической религии. Политика Кромвеля способствовала укреплению в Ирландии протестантского господства, но именно в Ольстере оно приобрело специфические черты, связанные с особенностью колонизации провинции. Протестантское верховенство, называемое специальным термином “

Protestant Ascendancy” в Ольстере опиралось на мощный отряд протестантов – колонистов. Протестантов Ольстера сплачивало чувство господства над местным католическим населением и страх перед его справедливым гневом. Представление о превосходстве над католиками укреплялось с помощью протестантской (как англиканской, так и пресвитерианской) церкви, санкционировавшей колониальный грабеж. С годами развивалось своеобразное чувство ольстерского протестантского патриотизма. Потомки английских и шотландских колонистов переставали считать себя шотландцами и англичанами. Своей родиной они считали Ольстер, чьи земли “законно”, с королевской санкции получили их предки, здесь жившие и похороненные. И эти земли ольстерцы — протестанты готовы были с оружием в руках защищать от ольстерцев — католиков, потомков коренного населения.

Господствующее положение протестантов закреплялось серией так называемых карательных законов против католиков, фактически отстранявших последних от многих видов хозяйственной деятельности и лишавших их политических и гражданских прав. Гонениям подвергалась и католическая церковь, поскольку государственной религией был объявлен протестантизм. Все население было обязано платить налог (десятину) в пользу протестантской церкви. Карательные законы, проводимые под флагом религиозной борьбы с иноверцами – католиками за “чистоту” англиканской веры, на деле являлись лишь средством насаждения режима колониального угнетения и были продиктованы далекими от религии социально – экономическими и политическими соображениями правящих кругов. Поэтому не случайно это законодательство использовали не против ирландских католиков, но против ирландцев, принявших англиканство. В целом карательные законы стали средством ограбления ирландских народных масс, их окончательного порабощения английскими лендлордами.

Основной проблемой Ирландии в период реставрации (1660) была собственность на землю. Лишенные имущества ирландцы вернулись в страну, чтобы получить назад свою собственность, однако новые владельцы не желали ее отдавать. Герцог Ормонд пытался найти компромиссные

решения, однако нашел противника в лице Талбота, графа Тирконнеля, который потребовал возвращения всех земель исконным владельцам. Хотя Карл II (правил в 1660–1685), несомненно, поддержал бы это требование, он был бессилен что-либо сделать, имея настроенный в пользу протестантов парламент. Яков II (правил в 1685–1688), сам католик, был готов к решительным действиям. Он предоставил Тирконнелю свободу рук, однако тот перешел границы разумного. Чинившееся им насилие вместе с возвращением ирландских солдат-католиков в Англию подняли волну оппозиционных настроений среди протестантов. Это подготовило свержение Якова и приход к власти Вильгельма III Оранского. Ольстер поднялся в мятеже против Якова, который вскоре после этого высадился в Ирландии, чтобы возглавить сопротивление Вильгельму (правил с 1689 по 1702). Неудачные попытки взять Лондондерри и другие протестантские города на севере ослабили позиции Якова; к этому добавилась отмена ирландским парламентом кромвелевского Акта об устроении Ирландии. Наконец, английские войска под командованием Вильгельма Оранского встретились с ирландской армией на реке Бойн, где силы Якова были полностью разбиты (11 июля 1690). После этого Яков бежал на континент, и власть Стюартов в Ирландии закончилась.

Вскоре после бегства Якова войска ирландцев сложили оружие под Сарсфилдом. По Лимерикскому договору 1691, католикам гарантировались некоторые права, однако это встретило сопротивление протестантского ирландского парламента, который продолжал настаивать на сохранении господства протестантов. В Ирландии разрешалось оставаться только белому духовенству, остальному клиру предписывалось покинуть страну.

Католикам было запрещено занимать какие-либо государственные должности, а в 1727 они были лишены избирательных прав. Еще более репрессивный характер носили законы, запрещавшие католикам давать своим детям католическое образование, заниматься профессиональной деятельностью (прежде всего торговлей) в ряде областей и владеть землей. Ирландия, в которой католики и в какой-то мере диссентеры подвергались преследованию составлявших меньшинство членов епископальной церкви, все больше подпадала под власть Британии. Гонениям подвергалась и католическая церковь, поскольку государственной религией был объявлен протестантизм. Все население было обязано платить налог (десятину) в пользу протестантской церкви.

В 1719 британский парламент принял акт, передававший права на апелляцию от ирландской палаты лордов в ведение британской палаты лордов. В 1751 ирландской палате общин было отказано в праве распоряжаться налоговыми поступлениями. Кроме того, предпринималось все возможное для того, чтобы не допустить конкуренции со стороны ирландских предпринимателей. В 1666 был запрещен экспорт скота в Англию, теперь такой же закон был принят в отношении продовольственных товаров и одежды. Ирландии была предписана роль экономически зависимой колонии. Реакцией на эти ограничения выступила организация националистической Протестантской партии в 1750–1760-х годах. В 1768 она добилась при британском согласии принятия акта о восьмилетнем ирландском парламенте. До этого парламент работал столько, сколько длилась жизнь монарха. Американская революция подстегнула дальнейшие реформы. Во-первых, британскому правительству пришлось отправить размещенные в Ирландии войска в Америку, оставив вопрос об обороне страны на попечение самих ирландцев. Последние решили его, увеличив количество добровольцев, которые легко могли быть использованы для целей националистического движения. Во-вторых, был объявлен бойкот английским товарам с целью вынудить британское правительство снять торговые ограничения. Результатом этих двух факторов стала не только отмена навигационных актов в 1779–1780; в 1782 ирландский парламент получил полную законодательную независимость. В эти годы парламент принял акты, смягчавшие положение католиков. По этому вопросу Протестантская партия разделилась, и первый акт о смягчении в отношении ирландских католиков в 1778 был принят под давлением британского правительства, принявшего акт о смягчении в отношении английских католиков ранее в том же году. В 1793, когда Британия находилась в состоянии войны с Францией, она вновь оказала давление, чтобы обеспечить ирландским католикам право голоса, за которое они издавна боролись.

. Внутри движения Ирландских волонтеров группа под названием Ирландское республиканское братство намеревалась воспользоваться слабостью Великобритании, принимавшей участие в войне, чтобы организовать восстание в Ирландии с помощью Германии. Мятеж произошел в пасхальный понедельник 24 апреля 1916. Около 1500 волонтеры во главе с Патриком Пирсом были поддержаны 200 членами профсоюзной милиции, Ирландской гражданской армии, во главе с Джеймсом Коннолли. Они захватили несколько зданий в центре Дублина и выпустили “Прокламацию о создании Ирландской Республики”. Германия не смогла оказать им поддержку, и мятеж был подавлен за шесть дней с помощью британской военно-морской артиллерии. 15 главарей восстания были казнены военным трибуналом, а 16-й лидер националистов, сэр Роджер Кейсмент, не участвовавший в восстании, был позднее приговорен к смерти за измену, выразившуюся в организации немецкой военной помощи. Родившийся в США ирландский лидер Имон де Валера был заключен в тюрьму вместе с другими участниками мятежа до 1917. Мятежники встали в ряды Шин фейн, и после освобождения Де Валера стал главой и военного и политического крыльев республиканского движения.

Ирландская партия теряла сторонников, и на всеобщих выборах в Соединенном Королевстве в ноябре 1918 Шин фейн получила 73 места в парламенте (Ирландская партия получила всего 7 мест). Юнионисты получили 25 мест. Шин фейн отказалась присутствовать на заседаниях парламента, и использовала выборы как мандат на образование ирландского парламента в Дублине в январе 1919. Парламент одобрил прокламацию о независимости 1916. Освободившись после второго заключения в тюрьму в Англии, Де Валера был избран президентом Ирландской независимой республики. Однако в то самое время, когда состоялись первые заседания нового парламента, были сделаны первые выстрелы в войне за независимость. Противостояние ирландцев и британцев продолжалось вплоть до заключения мира в июле 1921.

Англо-Ирландский договор 1921. Во время войны за независимость в 1920 британцы пытались разрешить ирландскую проблему, разделив Ирландию на Северную Ирландию в составе 6 графств, с преобладанием протестантов-унионистов, и Южную Ирландию в составе 26 графств, с преобладанием католиков-националистов (Акт об ирландском правительстве 1920). Каждая из двух частей должна была контролировать свои внутренние дела в рамках Соединенного Королевства, кроме того, оговаривался всеирландский координирующий орган – Ирландский Совет. Северный Парламент был образован в июне 1921, но Шин фейн отказалась участвовать в Южном Парламенте, который собирался дважды

, однако затем прекратил существование. Добившись исключения Северной Ирландии из повестки урегулирования ирландской проблемы, Британия согласилась вести переговоры о независимости остальной части страны. После предварительных переговоров с британским премьер-министром Дэвидом Ллойд Джорджем Де Валера решил прервать диалог. Вместо этого он отправил в Лондон делегацию во главе с двумя своими помощниками – Майклом Коллинзом и Артуром Гриффитом. Опасаясь объявления войны со стороны британцев и желая добиться соглашения, которое позволяло бы Ирландии продвинуться в направлении полной независимости, делегация подписала англо-ирландский договор 6 декабря 1921. По договору признавалось разделение Ирландии. Предлагалось образовать Ирландское свободное государство, которое бы имело статус, аналогичный статусу Канады как доминиона в составе Британской империи. В Дублине этот договор вызвал раскол в правительстве, и договор был одобрен четырьмя голосами против трех. Де Валера голосовал против договора. Парламент также раскололся, и договор был одобрен 64 голосами против 57. Де Валера подал в отставку, и Майкл Коллинз сформировал временное правительство, чтобы подготовить образование нового государства. Коллинзу удалось предотвратить новый раскол, однако, только до принятия Британией конституции Ирландского свободного государства в июне 1922. Конституция подтвердила условия договора. На всеобщих выборах в парламент в том же месяце позиция тех, кто выступал за договор, была одобрена, но несколько дней спустя были произведены первые выстрелы в гражданской войне между сторонниками и противниками договора, что продолжалось до мая 1923. Ирландское свободное государство, предшественник современной Ирландской Республики, было формально провозглашено 6 декабря 1922.

Экономический придаток метрополии








Зависимость от британской экономики, пагубно отразившаяся на развитии Ирландии в целом, имела отрицательные последствия для экономической структуры самого Ольстера. Она привела к тому, что Ольстер был лишен возможности развиваться в соответствии с потребностями ирландской экономики и превратился в придаток хозяйственного британского комплекса. Развитие Ольстера носило в целом колониальный характер, что выражалось в полной экономической зависимости Ольстера от метрополии и его уродливой однобокой специализации. По существу, в Ольстере были развиты две – три отрасли промышленности, но даже они (имеется ввиду в первую очередь полотняное производство и судостроение) почти полностью зависели от привозного сырья. Типично колониальной “болезнью” Ольстера являлась неразработанность даже тех скромных ресурсов, которые там имелись. Отсутствие в Ольстере сырьевой базы для промышленности усугублялось колониальной политикой британского империализма в отношении природных ресурсов Ирландии в целом. Английские колонизаторы тормозили развитие в стране горнодобывающей промышленности. В отличие от свободно развивающихся стран железнодорожное строительство в Ирландии не привело к разработке местных природных ресурсов. Железо, уголь, оборудование ввозилось из Англии, что дополнительно стимулировало экономику метрополии. Применительно к Ольстеру подобная политика имела еще один аспект: она способствовала усилению разрыва между экономикой Ольстера и остальной Ирландией.

Колониальную зависимость ольстерской экономики от Великобритании характеризует и система транспорта. С самого начала железнодорожного строительства в Ольстере (30-е годы) оно развивалось под британским контролем, с помощью британской казны и в соответствии с британскими интересами. Особенностью ольстерских, как и вообще ирландских железных дорог явились чрезвычайно высокие тарифы внутренних перевозок (значительно более высокие, чем в Англии). В результате развитие железнодорожного сообщения во второй половине 19 века не способствовало налаживанию внутриирландских связей, созданию внутреннего рынка, а привело к противоположному результату – ориентации на метрополию.

Аналогичной была роль пароходного сообщения между Ольстером и Великобританией. Ольстерской пароходство было представлено тремя крупными судоходными фирмами: “Айриш шипоунерс К”, “Ольстер стимшип К”, “Белфаст стимшип К”. Основанные во второй половине 19 века, обладающие каждая капиталом в среднем 200 – 400 тыс. ф. Ст., эти фирмы обслуживали в первую очередь трассы между ольстерскими и английским портами, тем самым облегчая колониальные связи с метрополией. Помимо этого, суда ольстерских судоходных компаний соединяли Белфаст с Балтимором, Нью-Орлеаном, Монреалем, Квебеком, а также балтийскими портами. В начале 20 века в ольстерском пароходстве все более заметную роль стал играть английский капитал, а после первой мировой войны большинство судоходных компаний было поглощено крупнейшей британской фирмой “Бритиш энд айриш стим пэкет К” с капиталом в 1 млн. ф. Ст.

Особо следует сказать об ольстерских банках, являвшихся оплотом британского империализма как в Ольстере, так и в Ирландии в целом. В Ольстере существовали три банка, крупнейшим из которых являлся основанный в 1836 г. Ольстерский банк с капиталом в 3 млн. ф. ст.

Директорами банков были “капитаны” ольстерской индустрии (Бристоу, Тернеры, Фергюсоны, Ноксы), крупные англо-ирландские промышленники, а значительное количество вкладчиков – английские и шотландские дельцы, и магнаты, определяющие политику банков. Банки Ольстера имели свои отделения во всех провинциях, причем число их продолжало расти в предвоенные годы. Из 238 филиалов Ольстерского банка, например, в 1919 г. 105, т.е. чуть меньше половины, было расположено вне Ольстера. Крупные кредиты, которые предоставляли банки ольстерским фирмам, в очень большой степени были возможны благодаря вкладам, которые делались на Юге.

Однако, аккумулируя капиталы всей страны, ольстерские банки не возвращали их Ирландии в виде капиталовложений в ее экономику. Значительная часть капиталов уплывала в Англию. В Ирландии же финансировались такие более “надежные” отрасли, как судостроение и полотняная промышленности.

Уровень жизни населения Ольстера был сравнительно ниже, чем в Англии. В частности была более низкой заработная плата. Если принять среднюю заработную плату квалифицированных и неквалифицированных рабочих в Лондоне за 100 (1905 г.), то заработок квалифицированного рабочего строителя в Белфасте был равен 88, неквалифицированного – 60, в Дублине соответственно равны 84 и 68. В машиностроении цифры по Белфасту соответственно равны 94 и 69, по Дублину – 88 и 67. Бросается в глаза разрыв в заработной плате между квалифицированными и неквалифицированными рабочими, наиболее разительный в Белфасте. В Белфасте высококвалифицированные рабочие зарабатывали около 40 шиллингов в неделю, в то время как труд работниц полотняных фабрик оплачивался по нищенским расценкам. Применение в полотняной промышленности женского и детского труда позволяло предпринимателям снижать заработную плату до минимума (фабричные работницы получали от 9 до 15 шиллингов в неделю, дети – около 5 шиллингов).

Эксплуатация Ирландии английскими колонизаторами привела к тому, что сельскохозяйственная страна вынуждена была ввозить продукты сельского хозяйства, ибо была не в состоянии прокормить свое население. Закупки сельскохозяйственной продукции составляли большую часть ирландского импорта (не считая импорта из Великобритании), при этом основная доля приходилась на зерно, получаемое в значительном количестве из США. Ирландия вывозила отличный бекон, а взамен получала другой, низкого качества, экспортировала прекрасное масло, а ввозила маргарин. Из Ирландии уходили пароходы с живым скотом, а взамен ирландцам привозили замороженное мясо.

Первая мировая война внесла некоторое оживление в ирландскую экономику. Ирландия стала основным поставщиком сельскохозяйственной продукции, в частности продуктов питания, в Англию. Это способствовало подъему сельского хозяйства Ирландии в целом. Война потребовала переориентации ирландского фермерства на производство необходимых продуктов питания, в частности злаков, результатом чего явилось резкое увеличение посевной площади в стране. Значительное влияние оказали принудительные правительственные меры. В начале 1917 г. был издан указ, обязывающий всех владельцев земли в Ирландии увеличить распашку до заданного уровня (одна десятая всей площади владения). Фермерам были гарантированы твердые цены на картофель и зерно. В результате этих мер лишь за 1917 г. площадь, отведенная под посевы пшеницы, картофеля, овса, увеличилась на 600 тыс. акров, а всего за время войны площадь под пшеницей, в частности, выросла на 365%.

Особое по отношению к остальной Ирландии положение Ольстера в системе британского империализма, искусственный отрыв его экономики от остальной страны не способствовали на северо-востоке Ирландии развитию национально-буржуазного предпринимательства.


Ирландская Республиканская Армия








Террор колонизаторов вызвал ответный террор. Восстание следовало за восстанием, и в конце 18 века родилось движение за независимую единую Ирландскую Республику. Под его лозунгами сегодня выступает не только ИРА, но и ведущие политические партии в Дублине. Ирландская Республиканская Армия, в плоти, а не только по названию, появилась в апреле 1916 года, во время “красной пасхи”. В состав ИРА вошли отряды патриотов и группа “Армии ирландских граждан”, созданной выдающимся деятелем рабочего движения Ирландии Джеймсом Коннолли для защиты бастующих. Угрожая Ирландии “немедленной и ужасной войной” Лондон навязал 1921 г. ей договор о разделе на Северную Ирландию, оставшуюся под властью британской короны, и Свободное Ирландское государство, получившее статус доминиона. Республика была провозглашена на юге острова только в 1949 г.

ИРА не признает ирландского договора о расчленении острова, еще в 1921году вступив в противоборство с властями в Дублине. Однако уже в мае 1923 года ее командование было вынуждено объявить о прекращении огня и уйти в подполье.

Сейчас ИРА запрещена на всей территории Британских островов, и за принадлежность к этой организации грозит тюремное заключение. Однако сложно найти ирландца, который возражал бы против конечной цели ИРА — создание единой республики. Этим и объясняется долголетие подпольной армии, хотя ее методы групповой и индивидуальный террор – осуждают все. Кроме разве что жителей католических гетто Ольстера, жертв террора английской армии и протестантских экстремистов: им не у кого искать защиты кроме ИРА.

Главным и определяющим в деятельности ИРА оставались все же вооруженные методы борьбы. Это подтвердили и многие делегаты на ее конференции 1970 года. Их тезис таков: “с врагом можно говорить только на языке оружия”. Их нисколько не смущало, что десятилетия террора видимых результатов не принесли и ни на шаг не приблизили республиканское дело к его цели. В настоящее время ИРА твердо стоит на позиции силы и фактически ограничивает свою деятельность организацией вооруженных нападений на армейские патрули и наряды полиции, отдельных военнослужащих и тюремщиков. Одновременно устраивают взрывы на промышленных предприятиях, в местах отдыха и учреждениях, гостиницах и кафе.

По словам американского журнала “Ньюсуик” ИРА сегодня одна из лучших в мире партизанских организаций по оснащенности и опыту борьбы. Оружие и взрывчатка поступают из-за границы, где покупаются на деньги, собранные в США сторонниками ИРА, либо на средства, которые добывает сама подпольная армия. Она занимается контрабандой, грабит банки, получает доходы от рэкета, но и содержит свои пивные, участвует в строительном бизнесе. В католических гетто Ольстера ИРА выполняет функции уголовной полиции: ворам, грабителям и взломщикам уготовано традиционное и скорое наказание – им простреливают коленные чашечки.


Террор – самоцель или метод борьбы? В публикациях ИРА говориться: “в нашей вооруженной борьбе мы преследуем две цели – дальнейшая дестабилизация ситуации в шести графствах (Ольстер) и ослабление воли британского правительства. Либо оно придет к выводу, что следует уйти из Ольстера, либо его к этому принудит британское общественное мнение”

“Британцы совершают ошибку, когда предсказывают наше поражение. Они ведут войну, оперируя статистическими данными, а мы ведем политическую войну”, — говорил представитель командования ИРА в интервью ирландскому журналу “Магилл”. “ИРА, — заявил он,- способна вынудить британцев уйти, но я не имею ввиду, что она добьется этого военным путем. Мы способны превратить Ирландию в столь непопулярную проблему, что они будут вынуждены уйти”.

В 1972 г. была выдвинута политическая платформа ИРА “Эйре Нуа” (“Новая Ирландия”). Этот документ отличается, прежде всего, расплывчатостью формулировок и откровенной неясностью целей. Они говорят о будущем федеральном устройстве Ирландии (с учетом интересов протестантов Севера) и с не меньшей убежденностью – о сильной централизованной власти единой республики. Каждый может почерпнуть то, что ему больше нравиться.

Террор против солдат и офицеров, зачастую безоружных, не вызывает в Великобритании требование поскорее убрать армию из Ольстера, а, наоборот, укрепляет общественное мнений том, что нужны самые жесткие меры против ИРА. Террор дает результаты прямо противоположные желаемым. Взрывы бомб в протестантских кварталах не вселяют в их жителей парализующий ужас, а провоцируют поддержку вооруженных образований протестантских ультра, усиливают напряженность в отношениях между двумя религиозными общинами и еще дальше отодвигают день соединения. Здесь напрашивается отступление. Католики – потомки коренных жителей острова – преимущественно рабочие и крестьяне-арендаторы на землях, принадлежащих протестантам, — выступают в массе своей за единство Ирландии, поскольку для них единая Ирландия – гарантия равноправия.

Среди протестантов, предки которых пришли на ирландскую землю с войсками английских завоевателей, значительную прослойку составляют банкиры, бизнесмены в промышленности и торговле, крупные земледельцы. Они называют себя юнионистами, сторонниками унии – нерушимого союза с Великобританией, захватнический курс которой в прошлом заложил основы их богатства, а дискриминационная политика в отношении католиков гарантирует дешевый труд.

Конечно среди католиков есть зажиточные люди, а большинство протестантов как и католиков, — рабочие, но различие между ними состоит в том, что протестант обеспечен работой и жильем за счет своего соседа-католика: безработица среди последних в 6-8 раз превышает средние показатели для протестантов и в отдельных районах достигает 80 процентов.

Вне зависимости от благородных целей, которые провозглашают руководители ИРА, объективно их деятельность играет на руку английским властям, которые под предлогом “борьбы с террористами” вводят чрезвычайные законы, принимают репрессивные меры против демократических организаций. Террор – это оружие, которое неизбежно выходит из – под контроля своих вдохновителей и исполнителей. Его невозможно ограничить военными объектами, о чем разглагольствуют деятели ИРА. Но никаких новых политических инициатив, никаких свежих идей, нацеленных на решение извечной ирландской проблемы нет. Иными словами – выхода из ольстерского тупика, кроме планов новых репрессий и карательных мер, что свидетельствует о банкротстве ирландской политики Лондона.

Ясно и другое. Ирландская Республиканская Армия не представляет интересов всех ирландцев, она лишь отражение их проблем. Прежде всего – раскола Ирландии, массовой безработицы и нищеты Ольстера, острейших экономических и социальных проблем. И пока в Лондоне проявляют заботу об “упроченности безопасности”, на английский террор ИРА будет отвечать террором.


 

 

 

 


В статье использованы следующие источники:

  1. Лиэм де Пеа Расколотый Олстер. – М.: Прогресс, 1974. – 205с.
  2. Полякова Е.Ю. Ольстер: истоки трагедии. – М.: Наука, 1982. – 164с.
  • www.krugosvet.ru
  • “Эхо Планеты”, №30. Октябрь, 1988


  •  

    Используются технологии uCoz

    mcgregor.narod.ru

    есть ли жизнь после «брекзита» THE WALL

     

    После референдума по вопросу членства Великобритании в Евросоюзе (ЕС) премьер-министр Ирландии Энда Кенни начал обсуждение с правительством проведения общеирландского форума по поводу будущего статуса Северной Ирландии. По мнению ирландского правительства, выход Соединенного королевства из ЕС может заново обострить так называемый Ольстерский конфликт, формально окончившийся в конце XX века, и активизировать ирредентистское движение, направленное на воссоединение территории с Ирландией. Вместе с экспертами разбираемся, насколько реальны такие прогнозы и какое будущее ждет Североирландский конфликт вследствие грядущего «брекзита».

    Ретроспектива 

    Предпосылкой конфронтации стало начавшееся в XVII веке переселение английских и шотландских протестантов на неосвоенные североирландские земли, где проживали католические ирландцы. Конфессиональные и этнические различия стали базой конфликта, регулярно выливавшегося в кровопролитные войны. Протестанты стали доминирующей силой в регионе, что позволило Британскому правительству присвоить себе данные территории, отделив их от Ирландии. Последствием этого стало притеснение коренного католического населения, не имевшего представительства в Парламенте.

    Новый виток ирредентистских настроений среди этнических ирландцев, стремившихся воссоединиться с Ирландией, спровоцировал последнее столкновение, о котором чаще всего говорят в контексте североирландского конфликта – The Troubles 1960 – 1990-х годов. Конфронтация сопровождалась террорами Ирландской республиканской армии (ИРА), беспорядками и многочисленными жертвами. Усилиями британского и ирландского правительств конфликт был улажен, и на референдуме 1998 года были приняты Белфастские соглашения, установившие нынешний статус Северной Ирландии как особого субъекта в рамках Соединенного королевства со своими представителями в парламенте и местными властными институтами.

    В рамках урегулирования конфликта со стороны ЕС (сначала ЕЭС) была оказана значительная финансовая помощь Северной Ирландии, направленная на поддержание социально-экономической стабильности в регионе: за 1990-е годы (в основном, еще до окончания конфликта), ЕС направил туда более 650 млн. долларов.

    Современное состояние конфликта 

    Однако, несмотря на формальное урегулирование конфликта в 1998 году, в североирландском обществе сохраняется главное условие для его активизации – разрозненная этно-конфессиональная структура. Более того, если раньше доминирующей группой были британские англикане, то сейчас ситуация изменилась: по результатам опроса социологической службы «Northern Ireland Life and Times», равные доли североирландского населения идентифицируют себя как британцы и ирландцы. В то же время, среди религиозного населения 41% называют себя католиками, 42% – протестантами.

    Такое разделение не условно, а вполне реально: 90% детей в Северной Ирландии ходят в разные школы в зависимости от своей национальности и вероисповедания, а в Белфасте до сих пор сохраняется сегрегированное расселение жителей.

    «Брекзит» как новый фактор активизации конфликта 

    На июньском референдуме относительно выхода из ЕС Северная Ирландия проголосовала против «брекзита», но стоит обратиться к карте распределения голосов по избирательным округам, чтобы уловить любопытный электоральный тренд: округа, принадлежащие «ирландским» графствам, не одобрили идею «брекзита» в то время как протестанты в основном поддержали инициативу.

    Такое распределение голосов позволяет судить о переходе конфликта с этно-конфессионального уровня на качественно новую ступень столкновения социально-экономических интересов. Если мотивы североирландских британцев банально объясняются общегосударственными тенденциями, то для жителей «ирландских» графств Северной Ирландии, находящихся ближе к границе, выход из ЕС ставит вопросы внешней торговли (попадания местной сельскохозяйственной продукции на общеевропейский рынок), туризма и безопасности границ в связи с близостью Ирландии – члена ЕС. Более того, справедливо задаться вопросом об активизации националистических ирредентистских настроений среди этнических, так как свободный рынок и открытые границы, которые Соединенное королевство рискует утратить, до этого момента сдерживали их.

    Игорь Ковалев, доктор исторических наук, заместитель декана факультета Мировой экономики и Мировой политики НИУ ВШЭ, рассуждает о потенциальных последствиях «брекзита» для Северной Ирландии:

    «На самом деле, «брекзит» уже в определенной степени повлиял на развитие Североирландского конфликта с позиции как Великобритании, так и Ирландии и даже местных политических сил. На мой взгляд, здесь стоит задаться даже более глубоким вопросом: сами результаты летнего референдума относительно выхода Соединенного королевства стали одним из изменений в развитии Североирландского конфликта на современном этапе. Тот факт, что большинство в данном регионе проголосовало за сохранение членства Великобритании в Евросоюзе, демонстрирует изменение сил, которое произошло в Северной Ирландии: здесь уже нет абсолютного доминирования протестантов. Для ирландского местного населения, составляющего теперь большинство в регионе, членство в ЕС – это возможность сохранить не только трансграничные связи, (в первую очередь, свободу передвижения, о которой сейчас активно пишут в ирландской и даже британской прессе), но и те трансферты, которые Северная Ирландия получала из Евросоюза как один из наиболее бедных регионов в Соединенном Королевстве. Многие местные политики всерьез опасаются, что выход из состава ЕС серьезно ударит по экономическому благосостоянию провинции и сократятся возможности по модернизации местной экономики и хозяйства. Поэтому, безусловно, Северная Ирландия будет отстаивать свою позицию по данному вопросу и всячески пытаться добиться того, чтобы эта позиция, как минимум, была учтена в начале «развода» Великобритании с ЕС – формировании того плана, который, судя по всему, будет обнародован только в марте 2017 года – и в течение последующего длительного переговорного процесса.

    Игорь Ковалев, доктор исторических наук, заместитель декана факультета Мировой экономики и Мировой политики НИУ ВШЭ

                С другой стороны, все это может привести к очередному обострению формально разрешенного конфликта. Во всех предыдущих документах как раз было написано, что будущее Северной Ирландии должно решаться волеизъявлением народа. Если сама Великобритания провела референдум по поводу выхода из ЕС, то почему Северной Ирландии нельзя провести аналогичных референдум по вопросу вхождения в состав Великобритании и присоединения к Ирландии? Предшествовавшие референдумы проводились в условиях доминирования протестантского населения, однако изменения этно-конфессионального состава провинции привели к тому, что большинство превращается в меньшинство, так что можно делать соответствующие выводы относительно результатов будущего референдума, если таковой состоится.»

    Взгляд изнутри

    Джон Деван, студент университета Св. Эндрюса из Ирландии:

                «Результаты референдума относительно членства Соединенного Королевства в ЕС шокировали и разочаровали Ирландию, так как подавляющее большинство местного населения верило, что британцы займут позицию консервативной партии и решат остаться в ЕС. Никто не предполагал, что люди будут так недовольны членством в ЕС, и лично меня это заставляет задуматься: насколько остальные страны удовлетворены Союзом и не захотят ли они в скором времени также его покинуть? Несмотря на то, что Соединенное королевство всегда выделялось среди членов ЕС хотя бы тем, что с относилось к идее Союза с определенной долей сомнения, сохранялось убеждение, что Британия в своих же интересах должна, скорее, быть членом ЕС, чем находиться за его границами.

    На референдуме североирландский народ высказался против выхода из ЕС и пренебрежение его мнением ставит перед «севером» вопрос воссоединения с Ирландией вопреки условиям Белфастских соглашений. В то время, как большинство ирландского населения явно поддерживает идею Объединенной Ирландии, «на севере» пока не сложилось однозначного мнения. С другой стороны, патриотический национализм в регионе «стареет», особенно, в Ирландии: молодые люди не стремятся воссоединиться с народом, к которому лично имеют весьма опосредованное отношение. Так что мечты об Объединенной Ирландии пока остаются лишь мечтами старшего поколения, далекими от претворения в жизнь.»

    Автор: Александра Фокина

     

    thewallmagazine.ru

    Североирландский этнополитический конфликт / Персональный блог Блог Braiko94

    Всем доброго времени суток. Мне нравится Ирландия. Люблю её природу, культуру, историю. Но в один прекрасный день я посмотрел фильм «Собственность дьявола», и после него мне стало интересно узнать про Ирландскую республиканскую армию. Углубившись в данную тему, узнал про один из сильнейших и длительнейших этнополитических конфликтов. Я расскажу вам об истории конфликта в Северной Ирландии, о появлении Ирландской республиканской армии и об отражении североирландского конфликта в мировой культуре.


    ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА В СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ


    НАЧАЛО

    Началось всё в XII веке на севере Ирландии, в королевстве Ольстер. Тогда оно де-юре подчинялось Англии, но на деле власть была у вождей Ольстера. К пятнадцатому веку, с установлением английского господства на всей территории острова, область Северной Ирландии присоединилась к провинции Ольстер.

    Провинция Ольстер (Северная Ирландия — коричневый цвет, Республика Ирландия — зелёный цвет)


    В это время Британия стремилась распространить протестантизм среди местных жителей, что привело к вытеснению коренного католического населения Ольстера переселенцами из Англии и Шотландии. В остальной части Ирландии верх одержал католицизм. С тех пор протестанты управляют Северной Ирландией — процветающей и обеспеченной частью острова.

    Колонизация Ольстера


    Особенность заселения англичанами Ирландии была в том, что на юге острова не было большого количества колоний, в то время как северо-восток был заполонён мигрантами. Ольстер стал центром развития капитализма, а остальная Ирландия оставалась аграрной. Великобританские законы ограничивали права не только местных католиков, но и шотландских пресвитериан. Таким образом, можно сказать, что североирландский конфликт несёт в себе религиозную основу.

    ПЕРВАЯ ПОПЫТКА ОБЪЯВИТЬ О НЕЗАВИСИМОСТИ

    Для начала, правительство Англии, вместо урегулирования этнополитического конфликта, перешла к силовым мерам борьбы с ирландской проблемой. Все недовольства жестоко подавлялись, а коренное население подвергалось дискриминации.
    Во второй половине семнадцатого века произошли крупные восстания в ответ на конфискации земель. Повстанцы-католики решили создать свое государство – Ирландскую Конфессию.

    Собор святого Колумбы созданный в 1633 году.


    Измена властей и духовенства дала повод англичанам для полного завоевания Ирландии. Для борьбы с повстанцами было выслано войско во главе с известным военачальником Оливером Кромвелем. Он с лёгкостью разгромил бунтовщиков и укрепил господство протестантов. Но ирландцы всё же продолжали борьбу под знаком католицизма.

    Оливер Кромвель

    РИББОНИТЫ

    В 70-ые годы восемнадцатого века появились тайные крестьянские организации, членов которых называли риббонитами. Оппозиционным настроением были охвачены даже буржуазные круги. Такие события, как Великая французская революция и война за независимость США, дали мощный толчок для национально-освободительного движения в Ирландии. Спустя некоторое время после усиления оппозиции правительство Англии вынуждено было отменить несколько законов и убрать часть промышленных ограничений. В 1783 году была установлена автономия ирландского парламента, политика которого способствовала развитию ирландской промышленности.

    Ирландская палата общин. 1783 год.

    «ОБЪЕДИНЁННЫЕ ИРЛАНДЦЫ» И «ОРАНЖЕВЫЕ РЕБЯТА»

    В 1791 году, в городе Белфаст появилось общество «Объединённые ирландцы». В него входили католики, буржуазия, крестьяне и представители городских низов. Они использовали в своей борьбе ненасильственные методы, но всё же столкнулись с репрессивными действиями британского правительства.

    Уильям Сэмпсон — ирландский юрист-протестант и участник общества Объединённые ирландцы.


    В 1795 году в Ольстере создана организация «Оранжевые ребята», которая преобразовалась в Орден оранжистов. Они использовались правительством как противовес обществу из Белфаста.
    Через некоторое время ребята из Ольстера поняли, что мирным путём ничего не добьются и в 1798 году организовали восстание, которое вскоре было подавлено. Спустя некоторое время британцы решили сделать Ольстер форпостом в борьбе с сепаратизмом.

    Ирландское восстание. 1798 год.

    «АКТ ОБ УНИИ»

    1 января 1801 года, согласно «Акту об унии», была ликвидирована парламентская автономия Ирландии: был упразднён ирландский парламент, а ирландские представители получили конкретное количество мест в британском парламенте. Уния принесла Ольстеру подъём экономики, а также закрепила господство протестантов, которые объединялись в борьбе с католиками.

    Акт об унии Великобритании и Ирландии

    «ВЕЛИКИЙ ГОЛОД» И ПОЯВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ РАДИКАЛЬНЫХ ГРУПП

    В остальной части Ирландии доминировал аграрный сектор, и в ней то и дело вспыхивали бунты из-за тяжёлого экономического положения. В середине девятнадцатого года «Великий голод» стал причиной смерти более четырёх миллионов человек и привёл к эмиграции трёх миллионов в США. Их потомки спустя век станут финансовой опорой Ирландской республиканской армии (ИРА).

    Памятник жертвам Великого голода в Дублине.


    Результатом подавления восстания 1798 года стал лишь временный перерыв в борьбе ирландцев за независимость, и Британия решила перейти к иным способам противостояния. В 1829 году английское правительство было вынужденно пойти на некоторые уступки и дало ирландским католикам пассивное избирательное право, но увеличило избирательный ценз в пять раз (снизили количество мест для ирландцев в парламенте). Несмотря на это, разворачивается движение за разрыв англо-ирландской унии.

    Заседание парламента в XIX веке


    К 1840 году было создано Ассоциация сторонников разрыва данной унии, некоторое члены которого спустя два года создали радикальную группу «Молодая Ирландия». Часть участников группы основали в 1847 году Ирландскую конфедерацию, лидеры революционно-демократического крыла которой призывали к вооружённому восстанию против английского господства.
    Не оставались в стороне от борьбы и протестанты, во главе которых стал Орден оранжистов. Они проводили многотысячные марши по католическим кварталам ольстерских городов, устраивали погромы. Ирландская проблема так и оставалась нерешённой.

    Флаг Ордена оранжистов

    ФЕНИИ, ГОМРУЛЬ И ДОМИНИОН

    Со второй половины девятнадцатого века в политической жизни страны значимую роль стали играть тайные общества – фении, которые готовили восстание, желая добиться независимости Ирландии. Мятеж фениев был подавлен в 1867 году, и следующие 49 лет стали периодом мирной конституционной парламентской борьбы, что проявилось в борьбе за самоуправление в рамках Британской империи – гомруле.

    Иллюстрация из газеты. Дебатаы в Ирландском доме. Апрель 1886 год.


    Ольстерские протестанты и консерваторы мешали принятию билля гомруля, и законную силу он получил лишь в 1914 году. Первая мировая война дополнительно усложнила его реализацию. В 1916 года сторонниками гомруля было поднято неудачное восстание. Продолжили борьбу партия «Шинн фейн» (Мы сами), из которой потом появится Ирландская республиканская армия.

    Основатель Шинн Фейн Артур Гриффит


    В 1919 году в Дублине был создан ирландский парламент, который провозгласил независимость страны, и сформированы независимые гос.учреждения. В ответ на это английское правительство применило насилие. Начатая ирландцами партизанская война привела к тому, что правительство Великобритании предоставило 26 южным графствам статус доминиона.

    ИТОГИ БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

    В 1921 году англо-ирландский договор закрепил разделение страны на Ирландское свободное государство и Северную Ирландию.
    Как итог, в начале двадцатого века на территории большей части страны установился мир, но в Северной Ирландии борьба продолжилась. Существование двух раздельных Ирландий и межконфессиональные противоречия не способствовали прекращению конфликта. Но причины многовекового противостояния не ограничиваются только религиозным фактором.

    Anglo Irish Treaty Talks 1921


    ИРЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ


    Отдельно хочется поведать об Ирландской республиканской армии, как о символе борьбы за независимость Северной Ирландии в двадцатом веке. Точной даты появления ИРА нет, но принято считать, что в 1916 году она берёт своё начало. Родоначальником ИРА является «Шинн фейн», о которой говорилось до этого. В отличии от «Шинн фейн», ИРА выражает стремление наиболее радикально достичь свою цель. Разделить жизненный цикл Ирландской республиканской армии можно на четыре этапа.

    Граффити на одном из домов в Северной Ирландии

    ПЕРВЫЙ ЭТАП (1916-1950)

    В конце 1910-ых начале 1920-ых ИРА переживает серию расколов и реорганизаций, что привело к снижению её активности. Но к 1930 году ИРА возобновляет деятельность. В 1939 году руководство Армии выдвигает ультиматум правительству Британии– вывод войск с территории Ольстера. В ответ на отказ ИРА устраивает теракты. Англичанам удалось уничтожить верхушку ИРА и подавить восстания, что предотвратило возможные осложнения во время Второй Мировой войны.

    Члены «анти-договорной» Ирландской республиканской армии в центре Дублина. 1922 год.

    ВТОРОЙ ЭТАП (1950-1970)

    В 1949 году Ирландия была провозглашена независимой республикой. В период до конца 60-ых ИРА устраивала диверсии и теракты по всей территории Северной Ирландии (за 1956 год ИРА провела около 600 военных акций в Ольстере). Помимо прочего, из-за действий Армии усилилось напряжение между католиками и протестантами, что вылилось в прямые столкновения. Следствием этого стал ввод британских войск в Ольстер.

    Столкновения в городе Ольстер. 1969 год.

    ТРЕТИЙ ЭТАП (1970-1985)

    Этот период характеризуется мощной волной насилия со стороны ИРА и поиском Великобританией новых путей урегулирования проблемы.
    В 1972 году был распущен североирландский парламент и правление стало идти напрямую из Лондона, на что ИРА отреагировала жёстко. 21 июля 1972 года вошло в историю как «Кровавая пятница». В этот день в Белфасте произошёл взрыв сразу двадцати двух взрывчатых устройств. Погибло 9 человек, более 130 получили ранения. Ответом правительства стало применение войск.

    Фотография с места одного из терактов Кровавой пятницы

    Вооруженная активистка ИРА во время Кровавой пятницы

    20 июля 1982 года, члены «Временной» ИРА взорвали две бомбы во время парада британских военнослужащих в Гайд-парке и Риджентс-парке. В результате умерли 22 солдата и более 50 человек были ранены.
    Конечно, в это время предпринимались попытки мирно урегулировать конфликт, но результатов они не принесли.

    ЧЕТВЁРТЫЙ ЭТАП (1985-2007)

    Последний этап характеризуется урегулированием этнополитического конфликта и переходом к эффективному переговорному процессу.
    Террор продолжался и в этот период (самое громкое проишествие произошло в 1993 году, когда взорвался грузовой автомобиль возле Торгового центра Уорингтона), но он был не таким кровавым, как до этого.

    Последствия взрыва в 1993 году


    В конце 1985 года было создано англо-ирландское Соглашение в Хилсборо, в котором подтверждается принадлежность Ольстера к Соединённому Королевству до тех пор, пока за это выступает большинство жителей провинции.
    В 1993 году в ходе переговоров между Дублином и Лондоном принимается декларация, в которой был заявлен принцип «открытых дверей», т.е приглашение всех к столу переговоров. В ответ руководство ИРА объявило о прекращении огня, но отказалось от разоружения. Произошедший 9 февраля 1996 года теракт прервал перемирие.

    Боевики ИРА. 1994 год.

    В 10 апреля 1998 году, когда «Шинн фейн» была допущена до многопартийных выборов, а Ирландская республиканская армия заявила о перемирии, было подписано Белфастское соглашение. Оно подтверждало стремление всех сторон к разоружению и укреплению связей.

    Подписание Белфастского соглашения. 10 апреля 1998 год.


    С 1998 года был взят курс на урегулирование конфликта на институциональном уровне. В 2001 году был обнародован первый план по мирному решению. В 2007 году установлен срок по окончательному разоружению экстремистских группировок, в том числе и ИРА.

    ИТОГ

    Несмотря на переход к переговорам и разоружению, различные группировки, в состав которых входят экс-участники ИРА, до сих пор организовывают террористические акты в Северной Ирландии.

    Джон Хьюм и Дэвид Тримбл получают Нобелевскую премию мира за деятельность по поиску мирного решения конфликта в Северной Ирландии.


    Один из последних произошёл 20 октября 2016 года. Приверженцы Подлинной Ирландской республиканской армии застрелили мужчину на западе Белфаста.
    В итоге могу сказать, что дело ИРА будет жить очень долгое время, но попытки британского правительства не были напрасны. На данный момент Ирландская республиканская армия состоит из менее чем 400 человек, хотя вначале деятельности в ней были более 10.000. Но всё же ряд трудностей не даёт полностью уничтожить непримиримый вооружённый сепаратизм и терроризм ИРА.

    Волнения в католическом районе Белфаста после маршей протестантов. 2011 год.


    ИРЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ


    Действия Ирландской республиканской армии не могли не оставить след в массовой культуре. События, связанные с ИРА, отражены во множестве произведений, начиная от песен и фильмов, заканчивая видеоиграми.

    Самое известное отражение в массовой культуре, бесспорно, песня группы The Cranberries – Zombie. Песня-протест написана как ответ на теракт в английском городе Уорингтон, в результате которого погибло два мальчика.

    The Cranberries – Zombie


    Долорес О’Риордан считает, что зомби — это и есть члены ИРА, в результате действий которых на тот свет уходят ни в чём не повинные люди. В клипе на данную песню были использованы кадры стрельбы британского патруля в Северной Ирландии.

    Из фильмов могу выделить несколько кинолент. Первая — это «Собственность дьявола» 1996 года, в которой главные роли исполнили Харрисон Форд и Брэд Питт. С неё я начал знакомство с североирландским конфликтом и деятельностью ИРА.

    Обложка к фильму


    В ней рассказывается история двух ирландцев — Рори Дивейни (Бред Питт), члена ИРА, прибывший в Америку для приобретения «Стингеров», чтобы бороться с вертолётами армии Англии, и Тома О’Мира (Харрисон Форд) — обычного полицейского. Между ними налаживается дружба, но после непредвиденного инцидента, Томи начинает охоту на Рори.

    Кадры из фильма

    Мне фильм очень понравился, и именно после его просмотра я заинтересовался Ирландской республиканской армией. Хорошие актёры и добротная игра; годный саундтрек, в котором приняла участие The Cranberries с песней God Be With You; хорошо поставленные перестрелки. Так что к просмотру рекомендую.

    The Cranberries — God Be With You

    Следующим фильмом — «’71» 2014 года. Пожалуй, это самая достоверная кинолента про события, происходившие в начале 70-ых годов в Северной Ирландии.

    Обложка фильма


    В фильме показана история Гэри Хука – обычного британского солдата, который за один день проходит через настоящий Ад. За это время он встречает лояльно настроенных граждан, силы военного реагирования, участников ИРА и так далее. Помимо прочего, нам показывают истинное лицо войны и то, что она выгодна всем участникам и навряд ли конфликты прекратятся.

    Кадры из фильма

    «’71» получил большое количество наград на многих фестивалях и высокие рейтинги критиков. Я после просмотра фильма остался доволен и строго рекомендую к просмотру.

    Последним фильмом идёт «Кровавое воскресенье» 2002 года, в котором главную роль исполнил Джеймс Несбитт.

    Обложка к фильму


    Лента повествует об одной из трагедий 1972 года — Кровавого воскресенья. В этот день происходила мирная демонстрация в поддержку гражданских прав в Дерри, Северная Ирландия.

    Кадры из фильма

    Английские десантники, в задачу которых входило задержание участников марша, открыли огонь по демонстрантам, что привело к смерти нескольких участников и множеству раненых.
    Для меня это один из драматичных фильмов, связанных с Северной Ирландией.

    В видеоиграх, так же присутствует отсылки на Ирландскую республиканскую армию. В GTA IV присутствует персонаж Деррик Макрири, который воевал в Временной ИРА против англичан.
    В Mafia III есть персонаж Терри Дейли, который является специалистом по взрывчатке. Он в прошлом был солдатом Ирландской республиканской армии, впоследствии сбежав из Белфаста в Нью-Бордо, где и был принят Бёрком в свою банду.

    Кроме того, Ирландская республиканская армия отметилась в двух выпусках передачи «Непобедимый воин». Суть передачи в том, что бы сравнить в моделируемых схватках две различные фракции, в которой выигрывает лишь одна. Для этого происходят ряд тестов, что бы определить плюсы и минусы вооружения.
    В первом выпуске ИРА противостоит группировку Талибан, над которой она одерживает победу. Во втором выпуске противником выступает российский спецназ, и в нём ирландцы терпят поражение.

    Нарезка из передачи Непобедимый воин с участием ИРА


    stopgame.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о